Нас там нет. Зачем России новые «крымские диверсанты»?

15:45, 10 ноября
На этот раз место действия - Севастополь - фото 1
На этот раз место действия - Севастополь / Без Табу

Россия заявила о задержании очередной «крымской ДРГ». Это было бы смешно, если вспомнить историю с Арсением Яценюком и чеченской войной. Но в основном - это грустно, если вспомнить о Сенцове, Кольченко и других украинских заложниках.

Дмитрия Штыбликова, Алексея Бессарабова и Владимира Дудко записали в члены диверсионно-разведывательной группы ГУР Минобороны Украины, которые якобы готовили теракты в Крыму. Украинская сторона назвала это сообщение фейком и отметила, что происходящее больше похоже на попытку российских силовиков в очередной раз доказать свою эффективность.

После того как брат Дмитрия Штыбликова сообщил, что тот работает аналитиком Центра содействия изучению геополитических проблем и евроатлантического сотрудничества Черноморского региона «Номос» в Севастополе, все вопросы, по идее, должны были отпасть. Кем еще в реальности российских ФСБ-шников может быть человек, занимавший такую должность? В этой формулировке каждое слово для них – «красная тряпка». Даже если не учитывать, что аналитика часто может использоваться в разведке втемную, а разведка маскироваться под аналитику. И убедить, что может быть по-другому, практически нереально – они же десятилетиями так работают и так мыслят.

Нас там нет. Зачем России новые «крымские диверсанты»? - фото 21092

Если в свое время России пришло в голову вылепить из Арсения Яценюка участника чеченской войны, вообще не отслеживая бекграунд, то, например, сам факт военного образования Штыбликова и то, что он комментировал для киевского бюро «Радио Свобода» в 2012-2013 годах вопросы размещения Черноморского флота и, в частности, «харьковские соглашения», для россиян означает, что дальше можно не гуглить, и вообще после каждого слова в этом предложении можно поставить в скобках восклицательный знак.

Если Евгения Панова и Андрея Захтея, которые сейчас в СИЗО «Лефортово», захватили в августе якобы при попытке пересечения, то новую партию «крымских диверсантов» - уже в самом Севастополе. Видимо, предыдущая история в российских СМИ не произвела особого эффекта да и просто уже могла забыться. Все-таки интенсивность бредового потока в российских СМИ такова, что хватает пяти минут нахождения рядом с телевизором, который почему-то продолжает транслировать какие-нибудь российские сериалы и ток-шоу. Возможно, чтобы российский электорат не забывал, что в Крыму – террористы, диверсанты и вообще «Правый сектор», место действия решено было перенести прямо в место дислокации флота, в прошлом – закрытый город. В общем, стоять-бояться, они везде, чуть ли не на военную базу проникли. Какие после этого могут быть вопросы к российской власти о внутренних негараздах, если «родина апастносте».

Об этом же, собственно, и трансляция допроса другого «крымского диверсанта», Евгения Панова, на российском РЕН-ТВ. Региональные информаторы, которые до недавних пор приезжали и сами вещали на российских ток-шоу о хунте и карателях, видимо, закончились. И приходится принудительно выковыривать хоть кого-нибудь, кто сможет сказать что-то вписывающееся в концепцию «русского мира» и пояснить избирателям, что Россия до сих пор делает в Крыму. При этом об этичности трансляции допросов, наверное, даже не будем – в медиапространстве, где стал возможен любая российская передача «Дом-2»,может происходить и не такое.

Некоторые украинские спикеры в попытке понять логику россиян копнули слишком глубоко, практически насквозь.

Но доля правды в этом может быть, если учитывать, что предыдущий «захват диверсантов» произошел как раз накануне саммита G20, а обострения на Донбассе обычно случаются как раз накануне выступлений Чуркина в Совбезе ООН.

Неизвестно, насколько проникнется Дональд Трамп новыми нюансами крымской повестки, преподнесенными ФСБ. Тем более, что есть вопросы по эффективности: если «диверсанты» действовали прямо в сердце оккупированной россиянами территории, почему их поймали только сейчас? Но о том, что это может затормозить обмены, например, Сенцова и Кольченко, уже предупреждают их адвокаты. И этот момент уже касается Украины напрямую, в отличие от гипотетической реакции Трампа, содержание головы которого неизвестно вообще никому.

Набор методов Кремля, применяемых к украинским узникам, стандартен – недопуск консула, месседжи о российском гражданстве, пытки перед допросами и в процессе. Евгения Панова, например, уже заставили написать заявление об отказе от представления его интересов украинскими консулами, чем возмутился украинский МИД.

Так что в общих чертах понятно, что дальше будет происходить с новыми «крымскими диверсантами». Проблема российских силовиков в том, что они бесконечно готовы повторять комбинации, которые дают хоть какой-то эффект или хотя бы не ухудшают ситуацию. Так ребенок пятьдесят раз просит прочесть сказку, которая ему понравилась. Хотя и наши ответные методы тоже разнообразием не отличаются. Поэтому, видимо, бег по кругу продолжится. Нельзя же, делая одно и то же, ожидать другого результата.

Без Табу
Публикации