Научи плохому. Почему Нацполицию спасет гибридность

11:55, 31 августа
1
В Киеве полиция и правые выясняли отношения уже после Марша равенства - фото 1
В Киеве полиция и правые выясняли отношения уже после Марша равенства / Без Табу

За последнее время полицейских проверяли на прочность в разном формате. Во всех этих ситуациях была возможность продемонстрировать навыки, полученные в том числе и на антидискриминационных курсах при подготовке к службе. Только реальность это все немножко подкорректировала.

История с ромскими погромами в Одесской области подняла на поверхность всю пену и раскрутила заново вечную, но периодически утихающую дискуссию о нацменьшинствах. Обществу тесно между двух крайностей: не судить о человеке по национальности не получается, не давать индульгенцию на любые действия по причине принадлежности к нацменьшинству – тоже. Охраняя меньшинство, выходящее из села, от агрессивно настроенного большинства – кем ты будешь? Хотя по международным стандартам все правильно, да и слушать обе стороны в режиме «аргумент на аргумент» - это уже больше о каком-то бесконечном расследовании, а не о сугубо тактической операции, которую эвакуацией не назовешь только потому, что все-таки в регионе нету боевых действий.

Чуть раньше был прайд в Киеве, и там обошлось, ЛГБТ-представители и правые не подрались (хотя о чем я – правые не побили ЛГБТ-представителей) в основном потому, что полицейских нагнали неимоверное количество. Были и другие сценарии: в Одессе Марш равенства пытались запретить через суд, потом все-таки провели, без нападений не обошлось, были задержаны 20 человек, пытавшихся сорвать акцию. А во Львове Фестиваль равенства провести не удалось: участников изначально охраняла частная структура, а после того, как правые заблокировали представителей ЛГБТ-сообщества в отеле, спецназу пришлось сопровождать их на автобусах в безопасное место.

«Крестовые походы» Киевского и Московского патриархатов прошли без особых проблем, правда, для этого паломников тоже пришлось покатать на автобусах и завалить информпространство месседжами о том, что провокации, дескать, планируются, но мы не допустим.

Из очевидных вещей, которых не отрицали даже в руководстве – количество разбитых патрульных машин, после чего возникла идея пересадить ребят на что-нибудь отечественное. А также видео задержания, точнее незадержания автомобильного вора в Киеве – возникали вопросы: где они забыли наручники и почему задерживать в итоге помогали местные? Но в этом случае, как и во многих других, где из доказательств - только видео, достаточно убрать фрагмент в несколько секунд, чтобы контекст изменился кардинально. Так что лучше быть очевидцем в реале для того, чтобы что-то комментировать.

Бухие провокации в Николаеве в каком-то смысле стали отголоском классовой борьбы. Просто сложно вспомнить, чтобы в патруль в свое время резко повалили сыновья миллионеров. Соответственно, изначально стороны говорили на разных языках.

Психологическая стабильность, которой во время отборов в патруль уделялось внимание, превращается иногда, в особо критических ситуациях, в какой-то нездоровый дзен, и со стороны, на фоне нахальных мажоров и возмущенных «мирных жителей», силовики выглядят как не умеющие постоять за себя и за других.

Другая крайность проявилась на практике в ситуации в Кривом Озере, второй Врадиевке (даже сугубо территориально, видимо, чтобы сошли с ума поисковики). Вспоминается анекдот о милицейском тестировании, который ходил в Харькове еще в доянуковские времена. При отборе милиционерам нужно было засунуть круглую, квадратную и треугольную фигуры в соответствующие отверстия. По итогам сформировались две группы - совсем идиоты и очень сильные. А тепер серьезно. Если есть механизм, экспертиза, позволяющая записать человека в террористы, то не грех ее использовать для выявления при отборе в силовые структуры латентных садистов еще на начальных этапах. Если я что-то пропустила, и она есть, то она не работает, как несложно заметить. Как говорится, я не знаю, что вы пьете от головы, но вам это не помогает.

Мне приходилось пару раз в Харькове вызывать патруль. Детство, проведенное в спальном районе Салтовка, позволяет неплохо различать типажи. В составе было по одному представителю, так сказать, старой формации. Случай, понятно, не клинический – человек как минимум должен быть не безнадежен и с прежней системой иметь некую мировозренческую несовместимость, чтобы пройти тесты. Но если, как в Николаеве, из старого формата работы брать на заметку только умение креативно не представляться по требованию, толку не будет. Проблема в том, что остатки старой системы есть не только внутри, но и снаружи. Другого глобуса, как говорится, у нас для вас нет. Сложно представить, где брать таких людей, но как минимум один в патруле должен быть с практическим опытом взаимодействия с гопотой. И уже на это должны накладываться современные методики, евростандарты, антидискриминационные курсы. Должна быть психологическая готовность применить силу, сдерживаемая вот этим всем вышеописанным, что будет помогать не превращаться в зверя. Если в ста случаях сила в принципе не нужна, то вот в том, одном на сто, ступора не должно быть.

Из уязвимых групп, нападение на которые воспринимается в обществе особенно болезненно, мы уже прошли – с переменным успехом - такие, как нацменьшинства, региозные меньшинства, ЛГБТ. Остались пожилые люди и люди с инвалидностью – просто любопытно, их полицейские тоже должны будут пройти, как этапы теста на прочность?

И еще один момент. Все эти недавние малоприятные истории произошли в основном в приграничье – помимо случаев в окрестностях Приднестровья имеем совсем свежие новости из украинской Сицилии, о перестрелке с участием мукачевских представителей. На Донбассе, помнится, был период, когда применять армию уже было пора, но по закону не положено. Теперь гибридность потихоньку перекинулась на другие проблемные точки. И при подготовке людей, которые, по идее, должны будут ей противостоять, неплохо было бы замешивать евростандарты со здравым смыслом.

Без Табу
1
Другое на тему
Комментарии
Публикации