А теперь по сути. Подводные камни дела Ефремова

10:00, 11 августа
«Нежданчик» для адвокатов - фото 1
«Нежданчик» для адвокатов / Без Табу

Экс-регионала Александра Ефремова оставили под стражей до 28 сентября. Позволит ли это его разговорить или же просто спрячет от доброжелателей, оставшихся на воле - неизвестно. Но начало «сепаратистским судам» положено.

В этот раз суд сопровождался не только немногочисленным пикетом сети «Вільні люди» и примкнувшего к ним барда на улице – с десяток представителей в камуфляже ближе к вынесению судебного решения появились в зале и по душам побеседовали с Ефремовым через стекло. Правда, это был скорее возмущенный монолог, на время которого экс-регионал замер в позе сфинкса.

Защита пыталась вырвать победу в апелляции через процессуальные нарушения. Споры вокруг показаний свидетелей остались во многом абстракцией, поскольку полного текста простым смертным не выдавали. Стороны объясняли на пальцах: адвокаты – что показания получены с нарушениями и по сути ничего не доказывают, прокуроры – что нарушений нет, а допрошены были люди, которые на тот момент жили в Луганской области и все видели своими глазами.

Спорили и о том, суд какого района Киева на самом деле должен был рассматривать вопрос о мере пресечения. Адвокаты настаивали, что Подольский, прокуратура – что Печерский, по месту «прописки» ГПУ.

Разошлись обвинение и защита и в представлениях о посягании на территориальную целостность. Адвокаты уверяли, что Ефремов изменить границы государства никак не мог, прокуроры отмечали, что в данном случае достаточно, как говорится, «действий, направленных на».

Адвокаты вспоминали о Европейском суде по правам человека – прокуроры же напомнили, что при избрании меры пресечения суд должен руководствоваться связью человека с государством, его доходами и тяжестью наказания, которое может наступить, если человека признают виновным. А в случае с Ефремовым речь идет о трех тяжелых уголовных правонарушениях.

Кстати, по одному из предыдущих периодов жизни я знаю по крайней мере в лицо практически всю киевскую правозащитную тусовку, так вышло. Так вот, никто из них не пришел полюбопытствовать, в каких целях в последнее время в Украине юзают нормы ЕСПЧ.

Ефремов в своем выступлении, как и в Печерском суде, снова повторял, что никуда не уехал, чтобы не предавать своих, и жаловался, что Юрий Луценко его ненавидит.

Генпрокурор в своей вечной непосредственности невольно подыграл защите, снабдив аргументами. Его заявление накануне суда на брифинге, где он разоткровенничался по поводу личного неприязненного отношения к Ефремову, стало поводом для целой тирады о политической подоплеке процесса.

Судя по тому, как Ефремов нахваливал задержанного недавно экс-регионала Владимира Медяника – мол, тот, наоборот, помогал в 2014 году вести переговоры с сепаратистами, захватившими здание луганского СБУ – неизвестно еще, кому на руку будет сделка со следствием, на которую так уповает Юрий Луценко. Сам Медяник на заседании, где решали вопрос о взятии его под стражу, отрицал все обвинения в свой адрес практически в тех же формулировках, что и Ефремов. Хотя что удивляться – адвокат-то у них один на двоих.

Можно было бы еще вспомнить о свидетеле Шкловском, который по версии прокуратуры давал показания под вымышленной фамилией из соображений безопасности, по словам адвокатов – фамилия все-таки настоящая, а по словам Ефремова – это вообще его товарищ.

Показания этого загадочного свидетеля, а еще показания бывшего регионала Владимира Ландика – единственные, которые адвокаты согласны были приобщить к делу, показания остальных свидетелей якобы были получены с нарушениями. По логике любого адвоката ему выгоднее, когда из всего объема показаний на его подзащитного в итоге остается какой-то шлак. Так что, видимо, показания Ландика и Шкловского чем-то устраивают защиту, раз она за них схватилась. И, возможно, на них будут очень похожи и показания Медяника, раз уж Ефремов так его хвалит.

Впрочем, сейчас, на этапе избрания меры пресечения, все эти размышления ни к чему – суд был по-хорошему «на своей волне» и на вербальные изощрения адвокатов, часто довольно стройные или по крайней мере эффектные, но по факту не особо эффективные, особого внимания не обратил. Руководствуясь то ли здравым смыслом, то ли активностью ребят в камуфляже, суд решил Ефремова не выпускать. Но как этими показаниями будут жонглировать в дальнейшем, когда суд начнет разбираться во всем инкриминируемом по сути – это вопрос.

Вывоза Ефремова из здания суда активисты ждали нетерпеливо, с шутками-прибаутками. Экс-регионала долго не выводили на улицу, и в ход вместе с активистскими флагами пошли белые платочки (они же влажные салфетки). Ими потом махали и вслед автозаку, и адвокатам, вышедшим из здания. Проводив автозак, активисты уже думали было расходиться, но тут вдруг Ефремова повезли обратно. Водитель, похоже, заблудился в многочисленных выездах и тупиках Апелляционного суда, и вынужден был прокатиться мимо активистов еще раз. Уникальная возможность была использована по полной: несколько мужиков в камуфляже попрыгали вокруг автозака, стуча кулаками по стенкам.

Группа антиподдержки стебалась, как могла. Еще в зале, сразу после оглашения решения, адвокатам, обеспокоенно столпившимся возле Ефремова по эту сторону стеклянной клетки, активисты кричали: «Саша, не верь им, они просто разводят тебя на деньги!». А самих адвокатов потом благодарили издевательски – молодцы, мол, хорошо сработали. Судей тоже благодарили, правда, уже без иронии, по-честному. Что говорить, суд во многом предотвратил своим решением сценарий заседания по «айдаровцу» Лихолету – если накануне суда блокирование было в чисто гипотетических планах активистов, то, в ожидании судей, ушедших совещаться, в зал подтянулась «группа в полосатых купальниках», не уступавшая ни униформой, ни комплекцией, ни количеством силовикам, стоявшим в оцеплении. И планы обрели реальные очертания – на случай, если Ефремова решат отпустить.

Эти несколько последних минут заседания кардинально сменили атмосферу. Адвокаты и Ефремов выступали в тишине, изредка нарушаемой щелчками фотокамер и шепотом переговаривающихся между собой съемочных групп. При этом сторона обвинения свое слово сказала в самом начале, и теперь встречный поток сознания по регламенту не мог быть прерван ничем. Но пришли люди с улицы и прокомментировали каждый тезис защиты и подзащитного – репликами о том, что это именно он привел на Донбасс войну, из-за него погибли сотни людей, что пора ему сесть, а вслед за ним – и остальным причастным. При этом – чудеса! – судьи почему-то не рискнули прервать вольных слушателей, не заговорили о неуважении к суду и нарушении порядка. Понимали, наверное, что ситуация – из ряда вон, и контингент тоже.

Но даже если жалоба адвокатов в ЕСПЧ по мере пресечения не будет иметь эффекта, и даже если пикеты и мини-митинг в зале суда не станут поводом говорить о решении, как о принятом под давлением, процесс на национальном уровне обещает стать зрелищем, на которое не жалко ведер попкорна. Особенно если вспомнить, насколько двусмысленно прозвучала фраза, сказанная Ефремовым, когда он отрицал свое знакомство с Болотовым: «Люди, которые на меня работали – ни один не ушел».

Музыкальная страничка

Видео. Проводы регионала

Без Табу
Другое на тему
Комментарии
Публикации