Награды и дипломатия. Как премия Сахарова спасет Крым?

09:00, 05 октября
Лидеру крымских татар могут вручить правозащитную премию - фото 1
Лидеру крымских татар могут вручить правозащитную премию / Центр журналистских расследований

6 октября в комитетах Европарламента будут обсуждать кандидатуру лидера крымских татар Мустафы Джемилева на премию Сахарова. Что из себя представляет эта премия и чем она поможет крымчанам?

Премия «За свободу мысли» имени Сахарова вручается Европарламентом с 1988 года за защиту прав человека, развитие демократии, защиту прав меньшинств, остаивание верховенства права.

В 2013 году премию вручили Малале Юсуфзай, которая в возрасте 11 лет начала вести блог для ВВС, в котором рассказывала о режиме талибов, пытавшихся захватить ее родную долину Сват в Пакистане, и была тяжело ранена во время нападения боевиков.

В 2014 году среди претендентов на получение премии был Евромайдан как явление, правда, в лице конкретных людей – Мустафы Найема, Русланы Лыжичко, Татьяны Черновол. Получил премию врач-гинеколог из Конго Денис Муквеге, помогающий женщинам, пережившим групповые изнасилования конголезскими повстанцами.

В 2015 году претендентами были украинская летчица Надежда Савченко, российский оппозиционный политик Борис Немцов, убитый в феврале 2015 года, и экс-агент ЦРУ Эдвард Сноуден. В итоге премию получил блогер из Саудовской Аравии Раиф Бадави, который был брошен в тюрьму и получил 50 ударов плетью за «оскорбление ислама».

Лауреату выплачивают 50 тысяч евро, но вопрос не в этом. Похоже, премия выполняет функцию такого себе барометра: указывает, где на планете происходит самый жесткий трэш и где ему больше всего сопротивляются. Одной премии, как правило, на весь трэш не хватает, и в странах, не отмеченных премией, рождаются опусы о ее политизированности, с подробным перечислением ужасов, на которые Европарламент не обращает внимания. Да, и при этом любят припомнить Штатам Гуантанамо и Абу Грейб. В 2006-м среди лауреатов мелькнула Беларусь – в лице оппозиционера Александра Милинкевича, в 2009-м – Россия в лице правозащитников из «Мемориала», а дальше – тишина. Видимо, с сопротивлением в регионе все хуже и хуже.

В этом году есть шанс лишний раз напомнить о том, что происходит в Крыму – хотя, например, Джамала уже сделала для этого все возможное и невозможное. В ожидании «Евровидения-2017» выдвижение Джемилева на премию будет логичным этапом крымской информкампании в лучшем смысле этого слова. Потому что если к гражданской блокаде полуострова и ее вдохновителю Ленуру Ислямову есть вопросы (что с бизнесом, достаточно ли быстро он передумал сотрудничать с Аксеновым и компанией?), а еще больше вопросов к витающим над блокадой призракам Кивы и Корчинского, то к Джемилеву ни у кого, кроме Российской Федерации, вопросов нет.

Фактически, чтобы рассказать, что происходит с крымскими татарами, в Европарламенте достаточно рассказать о Мустафе Джемилеве – человек переживает вторую депортацию (въезд в Крым ему запрещен), в России по сути в заложниках находится его сын (осужденного за убийство по неосторожности, его после аннексии вывезли в Россию из симферопольского СИЗО, и возвращение его затруднено еще и тем, что у него украли украинский паспорт).

Присуждение премии будет происходить параллельно с судебным процессом по «скифскому золоту», что позволит забросить в информпространство «крымские» месседжи, так сказать, ковровым бомбометанием. И если кажется, что дело о мародерстве в государственных масштабах рядом с правами меньшинств и соответствующей премией как-то не становится – то это только на первый взгляд. Потому что это все об одном – о беспределе.

Сложные отношения между РФ и крымскотатарским Меджлисом, вплоть до запрета организации, приводят к тому, что в новостях даже относительно вменяемых российских ресурсов появляются абсолютно шизоидные фрагменты. Например, «Лента. ру» уж сформулировала так сформулировала: «Депутат Верховной Рады, один из лидеров запрещенной в РФ экстремистской организации «Меджлис крымско-татарского народа» Мустафа Джемилев номинирован на премию «За свободу мысли» имени Сахарова за 2016 год».

При присуждении премии, впрочем, проблемы с формулировками могут возникнуть и у Европарламента. Подписывать в скобках страну происхождения лауреата – тот еще ребус. Самый оптимальный вариант в данном случае – просто «Крым», наверное. Так сказать, до выяснения. Или же страну все-таки придется указать, тем обозначив свое четкое понимание ситуации – и уворачиваться потом от нот протеста. Эти нюансы лучше уточнить у самих крымских татар, и это будет индикатором: пишем «Крым» - требуем автономии, пишем «Украина» - присоединяемся к многочисленным международным заявлениям, пишем «Россия» - закрываем Европарламент к чертям на ремонт.

Еще одна формулировка, которая ни у кого не вызывает вопросов, но указывает на автономность лучше всего – «лидер крымскотатарского народа». Потому что где вы видели формулировку «лидер украинского народа» - неофициальную, но от того не менее правомочную? Крымским татарам в этом плане больше повезло.

В российском варианте реальности награждение, естественно, будет выглядеть как междусобойчик и лишний аргумент в пользу мирового заговора. То есть останется декларацией, не меняющей ничего. Но декларации, когда их набирается критическая масса, обычно формируются в какие-то более действенные методы. И тогда уж вдалеке от международных дипломатических площадок всю «грязную работу» сделают Ислямов и компания.

Без Табу
Публикации