«День сурка» на Закарпатье. Что делать с паводками?

12:15, 08 ноября
На своей волне - фото 1
На своей волне / Без Табу

Поиск по запросу «паводки Закарпатье» с 2000-х и до 2016 года включительно выдает практически одинаковые новости – отличаются только населенные пункты. Местные жители за многие годы могли бы уже понять некую закономерность, но, видимо, проблема не в этом.

Можно вспомнить, что русла рек регулярно забивают кучами пластика и прочего неперерабатываемого природой шлака. Во время последней поездки на Закарпатье в октябре этого года, прямо посреди Подобовца, рядом с местами, достойными Инстаграма, мной была обнаружена плавающая у берега под кустом куча, состоящая из всего, что должно было бы оказаться в мусорном баке. В селах по всей Украине с этим вообще проблема, но обычно, в самом лучшем случае, это хотя бы сбрасывают где-то на земле, за околицей.

«День сурка» на Закарпатье. Что делать с паводками? - фото 20688

Могло бы помочь более адекватное отношение к лесу. Вырубки происходят постоянно, причем те, кто пытается откусить себе немного в непромышленных масштабах, на дрова, особой погоды не делают. Речь скорее о тех, кто работает на пилорамы, уходя в лес от дорог поглубже - настолько, чтобы в идеале не только видно не было, но и болгарки было не слышно. Пересекаться с ними могут, по сути, только туристы, и тут работает пакт о ненападении. Хотя в последнее время, с поправкой на научно-технический прогресс, стала возможной аккуратная видеосъемка, и, как мы помним, следующие за ней уголовные производства и брифинги Луценко по этому поводу.

Можно вспомнить многочисленные противопаводковые инициативы, например ту же «Тису», которая в отличие от аналогичных венгерских проектов, страдает от… эмм… региональных особенностей освоения средств. Да и вообще уже 4 года не проводится. В свое время, в бытность Виктора Балоги министром МЧС (вдумайтесь: Балоги. Министром. МЧС), фигурировали цифры в 200 тысяч гривен на борьбу с паводками, в то время как нужны, как правило, миллионы. Самое забавное, что в новостях за 2016 год почему-то фигурирует та же цифра.

В начале 2000-х во время регулярных горных походов можно было наблюдать странные метаморфозы, происходящие с берегами закарпатских рек - и прикарпатских тоже, но об этом ниже. С одной стороны, можно было каждый год на одном участке (как правило на пути от крупных населенных пунктов с железной дорогой к маленьких селам, откуда начинаются тропы) наблюдать наполовину закованный в камень берег, торчащую арматуру, глину, развезенную тонким слоем по асфальту. И так лет пять. С другой стороны (иногда просто на противоположном берегу) примерно то же зрелище обеспечивали местные жители, вернувшиеся из Португалии и решившие построиться. Ну и всяких полугосударственных дач тоже хватало.

Понятно, что такой фактор, как рельеф, никто не отменял. Было бы странно, если бы в долине, расположенной прямо под хребтами высотой около 1500-2000 м, вообще ничего подобного не происходило. Но минимизировать никто не мешал – если бы было желание. Но здесь, помимо банального дерибана, который тоже, в принципе, является местной особенностью, играют роль и настроения аборигенов, привезенные из-за границы или сформированные «на местах».

Во-первых, закарпатцы, мягко говоря, часто бывая в Европе, и даже в некоторых случаях из нее не вылезая, наблюдают паводки и там, и складывается впечатление, что все в норме.

Во-вторых, когда твой двор, а иногда и дом, каждый год смывает, единственный выход (если, конечно, не пробовать с этим бороться) – строить времянки и воспитывать в себе философское отношение к жизни, смерти и разрушению. В связи с этим, кстати, многолетние планы раскачки Закарпатья и попытки объяснить местным жителям, что они русины, до сих пор ничем толковым не закончились. В окружении непредсказуемой природы и многочисленных осколков империй, каждая из которых в свое время пыталась портить тебе жизнь, остается либо свихнуться, либо стать клиническим пофигистом. «Поляков пережили, австрияков пережили, и этих переживем» - универсальная формула, неоднократно слышанная от местных, и даже непонятно, кому больше адресованная - «советам», «регионалам» или эсдекам с Балогами.

Возможно, весь расчет на некую, почти крымскую в свое время, заброшенность Закарпатья – люди слушают погоду по Италии (не из геополитических, а чисто из географических и климатических соображений), зарабатывают в основном в Европе, оставив детей на бабушек. Но сбой в программе здесь как раз в том, что заброшенность эта компенсируется европейским, а не российским дискурсом. Так что, ребята, вы пролетаете.

В принципе, Европа если и должна быть заинтересована в цивилизованных соседях, то о Закарпатье должна идти речь в первую очередь. Потому как от закарпатского дерибана и пофигизма и европейские противопаводковые меры в какой-то степени теряют свою эффективность. В некоторых случаях неважно, построил ли ты дамбу или выкопал водохранилище, если выше по течению опять вырубили весь лес.

Учитывая, что в Карпатах со стороны, как это называют закарпатцы, «Большой Украины», отвесных скал тоже не наблюдается, паводки – это проблема не только Закарпатья. Паводок 2008 года мне довелось наблюдать в окрестностях Верховины Ивано-Франковской области. Описывать это смысла нет, и даже советовать это пережить я не вправе – зрелище на любителя. И проблема, видимо, в том, что последствия обычно докатываются по равнине не дальше Ивано-Франковска – в 2008-м, например, в городе несколько дней не было никакой воды. До Киева и даже до Винницы никогда не дойдет – ни паводок, ни понимание проблемы. Разве что стихия совпадет с какой-нибудь предвыборной кампанией.

«День сурка» на Закарпатье. Что делать с паводками? - фото 20687
Без Табу
Публикации