Заповедная зона. Стоит ли опасаться возможного вхождения ПМР в состав России

12.09.2016, 16:10
3
Нужны ли России Бендеры? - фото 1
Нужны ли России Бендеры?

Приднестровская мина замедленного действия.

Во времена, когда проникновение интернета еще не было столь заметно, едва ли не самым важным источником информации о футболе был журнал с аналогичным названием. Его постоянный автор и по совместительству пресс-атташе команды донецкого «Шахтера» Руслан Мармазов, ныне возвеличивающий «русский мир» из Москвы, в своих тогдашних многочисленных репортажах из Западной Европы всеми силами пытался подколоть местных – то женщина-диктор слово "Донецк" никак не могла выговорить, то продавец в магазине упорно отказывался понимать русский язык…

Был лишь один город, который вызвал у колумниста щенячий восторг, и этот город по странному стечению обстоятельств оказался Тирасполем. Действительно, что ещё может порадовать адепта "единого и неделимого", если не вечный заповедник перестройки, где в 2003 году можно было наесться от пуза едва ли не на эквивалент 25 центов?

Но речь сейчас, разумеется, не о Мармазове, а о Приднестровье и так называемой ПМР. Дело в том, что лодка, пребывавшая последние лет двадцать в удивительно спокойном состоянии, наконец-то качнулась в весьма предсказуемом направлении. Руководство эрзац-республики, признанной лишь такими же товарищами по несчастью, устало от свободного плавания и решило примкнуть к государству, которое в своё время и прямо, и косвенно поспособствовало отколу весьма внушительного куска территории Молдовы. Для этого даже повод формальный имеется: в 2006 году 97.2 процента населения ПМР проголосовало на референдуме за вхождение в состав России. Это, конечно, не 100, не 102 и даже не 146, но цифры смотрятся весьма эффектно, согласитесь. Хотя нюансов, разумеется, хватает.

Во-первых, Россия по состоянию на сентябрь 2016 года не очень-то и готова видеть в своём составе ещё один анклав. Представители политических сил левого толка, конечно, уже успели высказаться о том, что присоединение Приднестровья будет для Кремля весьма удачным ходом, но заседающие в Кремле товарищи пока в этом не уверены и даже не спешат с официальными заявлениями. Действительно, нельзя вот так просто взять и завладеть территорией, на которую имеет право первой ночи страна, рвущаяся в Евросоюз. Разумеется, Молдове в нынешнем состоянии до полноценного членства в ЕС как до Луны. Но повторения крымского прецедента, похоже, не хочется никому.

Во-вторых, так называемая ПМР от вхождения в состав России по состоянию на сентябрь 2016 года только выиграет. Это не Крым, который после смены вывески и автомобильных номеров практически лишился привычного наплыва туристов и вынужден был держаться там жить на московские дотации почти впроголодь. Да, Москва в последнее время ежегодно помогает Тирасполю внушительными суммами (некоторые эксперты говорят даже о миллиарде долларов в год, во что поверить вообще-то сложно), но после превращения из стратегического партнёра в субъект федерации можно будет разжиться чем-то более интересным.

Пример горемычного полуострова, правда, доказывает, что малина может закончиться в любой момент, но перебивающиеся с хлеба на воду в силу экономической блокады приднестровцы будут рады даже мимолётному просветлению. Да-да, независимо от того, чем за это просветление придётся заплатить.

В-третьих, возможное слияние ПМР и России ставит Украину в весьма неудобное положение. Можно, конечно, долго напирать на то, что у северного соседа и непризнанной республики нет общих границ, но ведь Сталину это в своё время не помешало прицепить к СССР территорию, ставшую Калининградской областью, не так ли? Даже проблемы, связанные с вхождением стран Балтии в Евросоюз, нынче кажутся детской шалостью – и Москва, и бывший Кёнигсберг уже как-то научились справляться с этими неурядицами. Так что Киев в перспективе может получить у себя под боком территориальное образование, максимально лояльное стратегическому противнику (и это ещё мягко сказано).

По сути, Украина за все эти годы не сделала ничего, чтобы заслужить лояльность так называемой ПМР, где вообще-то всегда хватало этнических украинцев. В разгар вооружённого конфликта украинские политики говорили исключительно о том, что местной диаспоре ничего не угрожает, хотя на самом деле её интересы не совпадали ни со сторонниками мнимой независимости, ни со сторонниками Кишинева. Украинские радикалы и те, кто всегда пытался ими казаться, и вовсе охотно воевали плечом к плечу с теми, кого охотно подкармливал Кремль (пример Дмитрия Корчинского здесь будет весьма показательным). Даже понимавшие, что подобная недальновидность рано или поздно икнётся, тогда предпочитали помалкивать. Ну вот и отмолчались до того момента, когда Кремль снова изготовился создать Киеву немалые трудности…

Впрочем, вполне может оказаться, что попытка Приднестровья присоединиться к России является не более чем популистским ходом стремительно утрачивающего рейтинг и влияние "президента" Евгения Шевчука, с которым нынче ведут борьбы как прокремлёвские политические силы, так и оппозиция. Но всё на самом деле гораздо проще, чем кажется. И что-то подсказывает, что непризнанная республика ещё долго будет оставаться заповедником поздней перестройки, а не субъектом РФ. Ведь ломать стулья и копья ныне никому не хочется. Да и нужны ли России Бендеры на самом деле?

Виталий Могилевский, Без Табу

Без Табу
3
powered by lun.ua

Публикации