Закон о трансплантологии: Почему это важнейшая веха медреформы

11:10, 19 мая
1
Первый шаг сделан - фото 1
Первый шаг сделан

На этой неделе Верховна Рада приняла закон о транспланталогии, который должен вступить в силу 1 января 2019 года. Автор Без Табу останавливается на важных аспектах нового закона и объясняет их значимость.

Как парадоксально это ни прозвучит, но в предыдущие четверть века единственной причиной для дискуссий о системе трансплантологии в Украине было отсутствие этой самой системы. Наша медицина все это время в целом смахивала на помесь ежа и ужа. Вроде бы бесплатная, но даже государственные медучреждения не гнушались в придачу к государственному финансированию при первой же возможности обдирать пациента как липку. Фармацевтическая промышленность, на первый взгляд, выглядит хорошо развитой, но от перманентного дефицита медикаментов деваться некуда.

Проблема трансплантации органов, в свою очередь, всегда была актуальной из-за несовершенства законодательной базы. Во многих странах третьего мира проблемы здравоохранения сводятся к дефициту квалифицированных кадров, но у нас людей с золотыми руками хватает. Однако даже пересадка от живого донора из числа близких родственников затруднялась дорогостоящей волокитой, а о пересадке от мертвого донора зачастую и речи не было. И если состоятельные украинцы могли как-то решить эту проблему за границей, то остальным оставалось годами (если не десятилетиями) надеяться на чудо.

Проект закона, нормализующего юридические аспекты этого вопроса, мог быть заслушан и принят в парламенте еще в декабре. Но процесс явно замедлился из-за торгов между сторонниками реформы имени Супрун и представителями «старой школы». Удивляться не стоило, поскольку одним из двух авторов законопроекта была активно оппонирующая и.о. министра здравоохранения нардеп Ольга Богомолец. На какие уступки пришлось пойти каждой из сторон, мы можем узнать не скоро. А можем и не узнать вовсе.

Главной трудностью был выбор между презумпцией согласия и презумпцией несогласия в случае с пересадкой от умершего человека. В США, к примеру, придерживаются первого варианта, и при наличии согласия родных трансплантация производится при условии иммунологической совместимости. А в некоторых странах ЕС вроде Франции или Бельгии посмертное изъятие органа для пересадки невозможно, если человек при жизни не дал на это письменного согласия. В обоих случаях трансплантация, разумеется, возможна лишь после констатации необратимой смерти. Презумпция согласия кому-то могла бы показаться более выгодной, но депутаты на холодную голову склонились к решению, не нарушающему морально-этические нормы.

При этом у некоторых категорий населения посмертно брать органы нельзя даже при наличии прижизненного разрешения. В список исключений попали погибшие в АТО, недееспособные, дети-сироты и дети, лишенные родительской опеки, а также неустановленные лица. На случай попыток рискнуть и обойти этот запрет внесены изменения в уголовный кодекс, ужесточающие наказание за нарушение порядка трансплантации анатомических материалов.

Вторым по важности пунктом следует считать легализацию так называемого перекрестного донорства. Жизни тысяч украинцев ежегодно обрываются даже несмотря на готовность кого-то из близких поделиться, скажем, почкой или частью печени, поскольку подходящих по группе крови среди родственников попросту нет. Теперь эта проблема будет решаться путем созыва врачебного консилиума, так что трансплантация от постороннего лица при соблюдении всех необходимых норм станет возможна.

Заведовать вопросами донорства в крупных учреждениях здравоохранения будут специально назначенные трансплант-координаторы – этот организационный момент также прописан в законопроекте. Они не смогут принимать участия во врачебных консилиумах и операциях по пересадке, но вся сопроводительная работа ляжет на их плечи. Ведь на дефицит донорских органов влияет не столько разница между презумпцией согласия и презумпцией несогласия (мировая статистика свидетельствует, что среднее число пересадок в обоих случаях приблизительно одинаково), а несовершенная работа системы.

Нельзя забыть о важном нюансе: по закону трансплантация должна проводиться бесплатно, если только речь не идет о гемопоэтических стволовых клетках. Но так ли это будет на самом деле? Прелести якобы бесплатной украинской медицины заключаются в том, что отдельно взятые услуги, возможно, и не стоят пациентам ни копейки, однако за сопутствующие мелочи платить приходится немало. Несложно предположить, что некоторые «бизнесмены» от здравоохранения наверняка попытаются обогатиться за счет ожидающих пересадки. И от ответственности за подобные махинации уйти можно будет, увы, довольно легко.

Закон вступит в действие лишь 1 января 2019 года – нет сомнения в том, что президент его одобрит. Но достаточно ли будет семи месяцев для подготовки запуска системы трансплантологии? Практика показывает, что медицинская реформа в целом продвигается медленнее, чем ожидалось. К примеру, переход от участковых врачей к семейным в идеале должен был начаться еще в прошлом году, но даже сейчас процесс пребывает в стадии разгона, а не поступательного движения вперед. А некоторая неразбериха во взаимоотношениях с поставщиками медикаментов привела к временному дефициту некоторых лекарств украинского производства.

Впрочем, никто не может запретить верить в лучшее.

Виталий Могилевский, Без Табу

Без Табу
1
Публикации