Сначала был мельдоний. Чем на самом деле провинился российский спорт

11:30, 26 июля
Первая ласточка - фото 1
Первая ласточка / Getty Images

Мельдоний как первая ласточка и Россия, выстроившая на государственном уровне систему применения допинга, как угроза олимпийскому движению.

Одним из характерных признаков большого спорта всегда было наличие людей, пытающихся добиться наивысших результатов не совсем честным путём. Но если во времена древней Греции "не совсем честный путь" сводился, скажем, к выведению из строя колесницы соперника, то позже трендом стало улучшение собственных сильных сторон. В наше время, когда спорт окончательно смешался с политикой (как бы это ни отрицали некоторые деятели), мошенничество на государственном уровне стало нормой и кое-кого даже перестало удивлять.

Собственно говоря, Россия – далеко не первая страна, которая оказалась замешана в допинговом скандале на глобальном уровне. Достаточно вспомнить хотя бы ГДР, массовое злоупотребление орал-туринаболом на всех уровнях и олимпийских рекордсменок, у которых на старости лет вдруг стали зашкаливать показатели андрогенов и тестостерона. Когда эта история вскрылась в начале девяностых, олимпийское движение ещё долго возмущённо шумело, пытаясь переварить факт жульничества. Но русские зашли даже дальше, чем "осси" – они решили обмануть складывавшуюся годами антидопинговую систему. И обманули бы, но по закону жанра в наиболее неожиданный и неподходящий момент их подвела незначительная вроде бы мелочь.

Когда WADA в прошлом году решила запретить употребление мельдония, никто и подумать не мог, что шаг этот станет началом большой и, похоже, долгой войны. Цивилизованные страны вроде США препарат, изобретённый лет сорок назад в Латвии, давно запретили. Причин тут несколько. Во-первых, его чудодейственная сила оказалась преувеличенной, во-вторых, его употребление влекло за собой немало побочных эффектов. Россия же традиционно ответила асимметрично: незадолго до домашней Олимпиады в Сочи мельдоний был включён в Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. По большому счёту, это включение было отмашкой для спортивных медиков: результат превыше всего, посему повсеместное использование препарата лишь одобряется. Это и стало роковой ошибкой.

После нашумевшей пресс-конференции Марии Шараповой в Лос-Анджелесе дальнейшие события развивались по принципу домино. Олимпийское движение вспомнило о том, что некоторые виды спорта в России являются особенно "грязными" с точки зрения антидопинговой программы. Достаточно хотя бы посмотреть на положение дел в спортивной ходьбе, где практически все титулованные российские ходоки рано или поздно попадались на применении запрещённых препаратов. Причём, препаратов серьёзных и опасных – некоторые из них, например - GW501516, оказывают необратимое воздействие на генотип человека (куда там относительно безобидному мельдонию, в самом деле). Потом выяснилось, что во время Олимпиады в Сочи организаторы пошли на куда более значительное преступление: тогдашний руководитель российского антидопингового центра Григорий Родченков подтвердил, что на Играх имела место системная подмена проб спортсменов.

Билла Клинтона в своё время хотели подвергнуть процедуре импичмента не потому, что он изменил первой леди с молоденькой стажёркой, а потому, что солгал под присягой. Россия весной 2016 года оказалась в той же ситуации. Огромная страна, некогда один из краеугольных камней олимпийского движения, вполне могла подвергнуться остракизму не столько из-за массового употребления запрещённых препаратов, сколько из-за попытки замылить всем глаза и ввести в заблуждение. Но не подверглась, за что Кремлю придётся отблагодарить лояльных членов исполкома МОК, но теперь оказывается, что сказка про мельдоний была лишь присказкой, и весь российский спорт подлежит тщательной проверке. Веры больше нет никому. Даже тем спортсменам, которые во всеуслышание заявляют о своей чистоте.

Ноу криминалити? / фото - Getty Images

Кто-то, конечно, может отметить, что продуктами современной фармакологии балуются абсолютно все. Некоторые зайдут ещё дальше и вспомнят, что в странах, особенно активно ратовавших за исключение России из числа участников Олимпиады-2016, тоже не всё в порядке – одна история Мэрион Джонс чего стоит, например. Но разница в том, что ни в США, ни в Великобритании, ни в Австралии, ни где-либо ещё употребление ЗАПРЕЩЁННЫХ препаратов не было одобрено на государственном уровне. Различные сомнительные коктейли, которыми нынче модно поить футболистов в раздевалке после матча, и прочая мелочёвка, не запрещённая WADA – другой вопрос, но речь ныне не об этом. А о подмене проб и прочих фальсификаций там даже не задумывались никогда. Хотя бы потому, что репутация всегда дороже любых спортивных результатов.

Наивно, впрочем, будет полагать, что лишь Россия замазалась в этих делах как минимум по пояс. Некоторые африканские страны по этому поводу трясут уже давно – та же Кения, подарившая миру немало чемпионов в беге на длинные дистанции, оказалась в опале даже несмотря на то, что по государственным законам за употребление допинга светит тюремное заключение.

Украина? Тут всё сложно, поскольку государственной антидопинговой программы как таковой у нас попросту нет. Но настойчивое желание WADA проверить положение дел у соседей-белорусов даёт понять, что однажды могут добраться и до нас.

Знаете, что в здесь самое забавное? Даже грустная российская история не отобьёт у некоторых деятелей и стран желания добиваться наивысших результатов не совсем честным путём. Не для всех репутация важнее пополнения коллекции наград, ведь осуждение мирового сообщества можно заглушить криками собственных глашатаев, а, как показывает практика, именно к ним прислушивается неграмотное и привыкшее к покорности население.

Виталий Могилевский, Без Табу

Без Табу
Другое на тему
Предложение партнеров
Комментарии
Публикации