Ночь криков в пустоту: Почему акция протеста на Банковой не даст желаемого эффекта

28.09.2018, 13:05
Глас вопиющего на Банковой - фото 1
Глас вопиющего на Банковой / Евгений Щелкунов via Facebook

Автор Без Табу обращает внимание на системные проблемы украинской власти, которые, к сожалению, не устранить с помощью протестов под стенами офиса президента Украины.

Ночные протесты на Банковой удались хотя бы с точки зрения информационного повода. Те, кто не знал об отъезде Порошенко в Нью-Йорк, узнали об этом благодаря традиционно неуместной иронии со стороны сторонников президента: мол, вы, так называемые борцы с коррупцией, к власти в гости только тогда ходите, когда ее дома нет. Просветились и граждане, ранее не обращавшие внимания на разгул криминала при вопиющем бездействии (в лучшем случае) милиции/полиции. Так сказать, встретились, выговорились, обсудили насущные проблемы.

Но изюминка ситуации в том, что с точки зрения реального наведения порядка и влияния на неизлечимо больную систему КПД этого мероприятия скорее стремился к нулю. Многочисленных активистов и просто неравнодушных людей, конечно, стоит похвалить за рвение. Однако даже при наличии президента в кабинете на Банковой, а не за океаном или в его поместье за Киевом, эффект был бы аналогичным. А лакмусовой бумажкой, демонстрирующей негуманность и порочность правоохранительных органов в нынешнем виде, считать стоит вовсе не покушение на Гандзюк, расследование которого еще есть надежда довести до конца.

Два с небольшим года назад возле центрального автовокзала Днепра бывший боец «Торнадо» Александр Пугачев застрелил двух патрульных, Артема Кутушева и Ольгу Макаренко. «Дело Гамми» тогда вызвало ощутимый резонанс. Приехавший на церемонию прощания с погибшими при исполнении сотрудниками МВД Юрий Луценко традиционно пообещал «разобраться в кратчайшие сроки», стрелка выходили в областной больнице, дабы сберечь до суда. А во многих СМИ темы, связанные с этой трагедией, долго не уходили с первых полос.

Но на вторую годовщину убийства напоминает о происшествии разве что небольшой мемориальный знак, установленный сослуживцами на месте гибели. В остальном же милицейское руководство вообще махнуло рукой на борьбу за честь мундиров своих убитых подчиненных и толковую помощь их семьям. Возглавивший в прошлом году местный главк русофил Глуховеря на все вопросы отвечает одинаково: я, дескать, тут причем, если все это при “папереднике” Репешко происходило? Есть, кстати, что спросить и у Луценко, поскольку сторона обвинения своей безалаберностью для аккуратного развала дела в суде способствует даже больше, чем далеко не самая мастерская линия защиты, избранная адвокатами Пугачева. В медиапространстве об этом позабыли, а Арсен Аваков вообще изображает полные «непонятки», начиная приблизительно с поминок на сорок дней.

Луценко и атмосфера тотальной ненависти к власти

На фоне подобного произвола даже дело Гандзюк по степени неадекватности и непрофессионализма силовиков тянет лишь на 9,5 по десятибалльной шкале. Правда, полбалла эти херсонская полиция не сама отминусовала, а под усиленным давлением активистов, вынудивших и ошибочно задержанного Новикова отпустить, и дальнейшее расследование продолжить публично. Как верно кто-то подметил, здравый смысл подавил в итоге сигнал «свой/чужой». В деле Пугачева же сигнал этот заглушил все вокруг. Ведь если подать в суд реальную версию событий, а не мифическую погоню после «проезда на красный» при выключенных в зоне патрулирования экипажа светофорах, то полететь может немало голов носителей погон. Осознают это и «свои», и «чужие».

 

Есть ли в этих пороках системы вина Порошенко? Разумеется, есть. Нет, лично строить «милицейских» глава государства все же не обязан, мы пока еще не в Беларуси. Но четыре года назад ради сиюминутного политического компромисса дарить МВД с потрохами классическому дельцу с большой дороги из девяностых изначально было глупо. Способности Авакова менять к лучшему что-либо кроме собственного благосостояния всегда ставились под сомнение. Однако за время управления министерством бывший глава ХОГА как минимум не исправил былые недостатки, а некоторые и вовсе усугубил

Что мы получили через три года после начала так называемой реформы? Непуганых старых кадров, которым после успешного «прохождения» переаттестации не страшны никакие Врадиевки и Кривые Озера – раз. Никуда не девшийся, а лишь сменивший вывески и нашивку “Беркут” – два. Ничуть не снизившийся уровень коррупции на фоне привычного умения запороть доказательную базу даже по элементарному делу – три. А министр в это время помимо прочего был занят созданием карманной армии за государственный счет. Вообще, среди тех, кого еще толком не успела замазать копоть круговой поруки, найти можно разве что тех самых новых патрульных. И то уже не всех.

Да и нападения на активистов-общественников у нас, давайте уж начистоту, были всегда. Просто до победы Революции Достоинства это и называлось немножко по-другому, и переть одному против ветра было слишком рискованно. Сейчас можно обсудить эту проблему, дотащить ее обсуждение до общенационального уровня. Но за полгода-год до выборов ломать устоявшуюся систему ради абстрактных (по мнению власти, разумеется) борцов за порядок и справедливость на Банковой и Грушевского не станет никто.

Плохая новость: захват зданий госструктур и силовая конфронтация, на которой настаивают сторонники радикальных методов, принесут еще меньше толку. Ведь последний пока что шанс повернуть все вспять был упущен при раздаче министерских портфелей.

Виталий Могилевский, Без Табу

Без Табу
powered by lun.ua

Публикации