Дело Майдана. Репортаж из головы «беркутовца»

18:10, 13 октября
Беркут за работой - фото 1
Беркут за работой / Getty Images

Подача исков в Гаагу по делу Майдана по идее не должна особо обнадеживать – ребята обитают в другом мире и просто нас не поймут. Но оказывается, что в Святошинском суде все не намного эпичнее.

С одной стороны, например – мать погибшего 20 февраля Игоря Пехенько, измученная женщина, рассказывающая какие-то личные, очень ценные для нее подробности о сыне, над которыми «беркутовцы» в стеклянной клетке только подхихикивают.

Впрочем, нет – реакция очень варьируется. Ни к чему сейчас, наверное, озвучивать результаты тщательного наблюдения за физиономиями Сергея Зинченко, Павла Аброськина, Олега Янишевского, Сергея Тамтуры и Александра Маринченко во время рассказов о подробностях гибели активиста. Все-таки презумпция и все такое. Но детектор задействовать не мешало бы.

Весь спектр реакций – и ухмылки, и равнодушное позевывание, и почитывание, видимо, Уголовного кодекса, и игра желваками и глаза на мокром месте – можно понять, если здесь уместно такое слово. Понять, но не принять. Осознать, что человека, которого отправляют убивать кого-либо, накачивают определенным образом – и ребята до сих пор пребывают в рамках своей картины мира. Описать ее можно в двух словах на примере вчерашнего похода активистов, выступающих против стройки над станцией метро «Героев Днепра», под Генпрокуратуру.

Протестующих внутрь пускать не захотели, в процессе дискуссий по обе стороны рамки металлодетектора всплыли два интересных месседжа, звучащие довольно дико для человека гражданского. Первый момент: один из охранников, когда обстановка уже накалилась, признался, что по-человечески понимает активистов и сам против стройки, но у него приказ. То есть приказ – это одно, а по-человечески – это другое, такие себе разные полюса? Второй момент: еще один из охранников в тот же период накала страстей на рамке бросил в толпу: «Вы чего хулиганите?». Это в ответ на вопли о том, что станция рухнет. Может быть, накрутка и не рухнет ничего, но можно вообще-то и выслушать. Ну и получается, что все, кто строем не ходит – бездельники и хулиганье. Многократно услышано на самых разных акциях протеста с 2004 года включительно. О, а еще журналисты это хулиганье покрывают, да.

Святошинский суд опять перенес рассмотрение дела об убийстве майдановцев на Институтской – теперь на 18 октября. Во время рассмотрения эпизода по Игорю Пехенько очень не хватало свидетеля Владимира, на которого ссылалась Надежда, мать погибшего активиста – он якобы видел, как погиб Игорь. Теперь свидетеля будут искать в Ивано-Франковской области и опрашивать. Больше всех почему-то интересовались телефоном Владимира адвокаты «беркутовцев».

Некоторые вопросы стороны защиты были связаны с нестыковками – например, цитату из протокола следователя о том, что Игорь на Майдане «подрабатывал охранником революционного собрания» (??!!!), мать категорически опровергла, сказав, что не могла давать таких показаний в принципе. Откуда это взялось – загадка. Игорь, по словам матери, помогал на Майдане строить баррикады. Но все становится немного понятнее, если попытаться мыслить, исходя из парадигмы «беркутовцев» и компании. Охранник, да. Революционного собрания. Подрабатывал. Все сходится. С чего бы он среди ночи находился там бесплатно?

Еще один момент, непонятно откуда взявшийся – об обнаружении в крови погибшего 1,8 промилле алкоголя. Мать утверждает, что он не пил и не принимал наркотики, занимался спортом. Похоже, что судебному процессу, во многом базирующемуся на протоколах, составленных в то смутное время понятно кем, суждено зайти очень далеко. Только не факт, что в правильном направлении.

Опять были попытки крутить информацией по поводу входных и выходных пулевых отверстий – один из способов в буквальном смысле развернуть ситуацию на 180 градусов. Тем более, что свидетеля пока выслушать не удалось, а мать Игоря рассказывает о том, откуда стреляли, ссылаясь в основном на общественное мнение и людей, которых назвать не может. По ее версии, это все-таки консерватория и гостиница «Украина».

Среди аргументов адвокатов – еще и «разлет» в 19 сантиметров между верхним и нижним отверстиями. По их словам, это доказывает, что стреляли с большой высоты.

Правда, это, наверное, имело бы смысл, если бы в активиста стреляли, когда он стоял ровно. А ровно там никто не стоял, в основном все шли пригнувшись.

Но все эти нюансы, как и любые попытки идентификации рядовых «беркутовцев», могут иметь гораздо меньший эффект, чем какие-нибудь внезапные показания командиров, вроде харьковского Виктора Шаповалова (который уже много рассказал), или киевского Дмитрия Садовника (которого для этого нужно еще выковырять из России или из Симферополя, где он там есть).

Гораздо более содержательным сегодня был поход Арсения Яценюка на допрос в ГПУ, после которого в информпространстве вырисовался очередной российский след. А заседание в Святошинском суде стало очередной нервотрепкой для родственников и демонстрацией – на примере «беркутовцев» - того, как можно человеку скрутить мозг на почве защиты государства.

Без Табу
Публикации