Вашингтон – Москва – Петушки. Как правильно реагировать на свежую выходку Дональда Трампа

16:05, 30 июля
Запасайтесь попкорном, но следите, чтобы вам не вешали лапшу на уши - фото 1
Запасайтесь попкорном, но следите, чтобы вам не вешали лапшу на уши / Getty Images

Без Табу анализирует слова Дональда Трампа о Крыме и санкциях, находит исторические аналогии и предвещает крах очередной “Империи зла” в ближайшиее три года.

Отбросив стыд и дальние заботы, мы жили исключительно духовной жизнью. Я расширял им кругозор по мере сил, и им очень нравилось, когда я им его расширял...

Венедикт Ерофеев, Москва-Петушки

Мы рассмотрим это. Да, рассмотрим

Дональд Трамп

Последние заявления Дональда Трампа, очертившего намерения пересмотреть статус Крыма в пользу России, не на шутку взбудоражили мировое сообщество и даже саму Америку. Нет, многие местные блогеры как называли полуостров Crime вместо Crimea, доставляя этим немало удовольствия лингвистам-любителям из восточного полушария (для тех, кто не в курсе – crime в переводе с английского не что иное, как преступление). Но желание слегка прогнуться под вечного стратегического противника напугало многих избирателей - от Вайоминга до Техаса. Впрочем, те, кто утверждает, что политика будущего президента номер сорок пять по отношению к прежним владельцам Аляски аналогов в американской истории не имеет, вполне себе лукавят.

В 1983 году как раз накануне премьеры “Возвращения джедая” Рональд Рейган выдал свой легендарный спич на тему религиозности и антикоммунизма, попутно обозвав СССР империей зла. На стыке двух президентских каденций бывшего губернатора Калифорнии в массы был вброшен слух о скором создании космического оборонительного щита в рамках так называемой "программы звёздных войн”, что не на шутку взбудоражило Кремль.

Параллельно арабские шейхи под девизом "Америка – наш стратегический партнёр" обвалили цены на нефть, обвалив при этом и хрупкую советскую экономику. Чего согласно этой логике стоило ждать от Рейгана в 1988 году под конец его правления? Да чего угодно, но только не визита в Москву и взаимного расшаркивания с Горбачёвым. Странно, что не случилось эпохального поцелуя, как это было у Брежнева с Картером в Вене. Но по закону жанра подобная мелочь всё же была бы перебором.

Отношения Вашингтона и Москвы на самом деле начали внезапно теплеть чуточку раньше. Были, например, телемосты, благодаря которым Фил Донахью на долгие годы стал самым узнаваемым в государстве-антиподе американским телеведущим, а вырванная из контекста фраза "в СССР секса нет" навсегда вошла в советский, а потом и постсоветский фольклор. Были и Игры доброй воли – изначально мертворождённый проект, в который Тед Тёрнер вложился едва ли не больше, чем советская сторона. После принятия закона об индивидуальной трудовой деятельности видеосалоны, деятельность которых закон как раз не особо-то и регулировал, начали расти как грибы – проникновение американских культурных явлений в культуру советскую вошло в завершающую стадию. Но поворотным моментом стал именно визит Рейгана – после него антиамериканские настроения впервые за долгие годы начали выходить из моды.

"Красная жара" пришла на смену "Красному рассвету" и "Красному скорпиону"

Репутационных рисков у президента номер сорок не было никаких. Ему уже было под восемьдесят, из большой политики он готовился уйти через несколько месяцев, а сомнений в том, что президентом номер сорок один будет представитель Республиканской партии, не было ни у кого. Президентская гонка, однако, развивалась неожиданно драматично, но по итогу оказалось, что кандидат от демократов несколькими опрометчивыми публичными заявлениями, де-факто, срубил сук, на котором сидел сам. И в декабре 1988-го Рейган во время ответного визита Горбачёва в США уже полноправно представлял советскому генсеку Джорджа Буша-старшего как своего преемника. Некоторые западные эксперты тогда ехидно отмечали, что произошла передача клиента из рук в руки, и в чём-то были правы.

Никаких особых репутационных рисков нет и у Трампа, если хорошо присмотреться. Медиамагнат ещё до своего похода в политику не оставлял равнодушным ни одного американского гражданина – его либо обожали, либо были готовы сжечь его чучело на каком-нибудь ритуальном костре. Словесные манипуляции касательно статуса Крыма ничего особо не изменят, поскольку сердца и голоса абсолютного большинства представителей украинской диаспоры давно и надёжно принадлежат демократам. А больше никого в США этот вопрос толком не интересует. Даже беспрецедентное обращение Трампа к Путину с просьбой хоть как-то поддержать его кандидатуру на президентских выборах (вот чего раньше действительно не было, так именно этого) мало кого пугает. Люди с аналитическим складом ума вообще смотрят на это с ехидной ухмылкой: дескать, эта парочка вполне стоит друг друга, и неизвестно ещё, кто кому в итоге сядет на голову – Владимир Дональду или Дональд Владимиру. Второй вариант кажется куда более вероятным, поскольку Трамп хоть и видится эпатажным сумасбродом, но сумасшедшим на деле не является и прекрасно осознаёт, что делает и говорит. А говорит он ровно то, что от него хотят слышать (по оценкам американских агентств проверки информации, 78% заявлений одиозного кандидата являются ложью).

Между делом напрашивается ещё и хорошая аналогия между Советским Союзом образца 1988 года и Россией года 2016-го. За три года до окончательного распада партийная верхушка СССР всё ещё бодрилась и пыталась доказать всем собственное могущество. То консерваторов внезапно спускали с цепей на деятелей перестройки (вспомните легендарное письмо Нины Андреевой, опубликованное в "Советской России"), то вдруг отбрасывали в сторону идеологию государственного атеизма, разрешая официальное празднование тысячелетия крещения Руси… Огромную страну болтало туда-сюда, словно самолёт в зоне турбулентности, но заседающим в Кремле казалось, что процесс болтания ещё вполне контролируем. В конце концов, макароны, мыло и спички ещё были в свободной продаже. Но уже в следующем году начался коллапс, итоги которого известны всем.

Что будет с Россией в 2019 году? Об этом сейчас рассуждать тяжело. Но Америка в судьбе вечного стратегического противника гарантированно отыграет роковую роль. Да, даже если новоизбранному президенту номер сорок пять придётся как минимум на словах (помним про пресловутые 78%) прогнуться под российского коллегу, как парадоксально это ни прозвучит.

Рональд Рейган подводит итоги Холодной войны

Виталий Могилевский, Без Табу

Без Табу
Публикации