Сладкая жизнь. Офшоры как краеугольный камень украинского бизнеса

15.04.2017, 16:00
Сгущенка и гештальт - фото 1
Сгущенка и гештальт

Офшорная «сгущенка» как важный атрибут гештальт-терапии для отечественных толстосмов.

Десятки лет в головы будущих членов ВЛКСМ и КПСС вбивалось одно и то же: быть богатым плохо, быть зажиточным неприлично, и вообще как-то это все не по-советски, не в духе диктатуры пролетариата. Однако дети есть дети. Чем активнее вы запрещаете им, допустим, поедать сгущенку ложкой прямо из банки, тем большее наслаждение будет доставлять им нарушение этого запрета. К тому же это еще и вкусно, знаете ли, хоть и вредно, как минимум, для зубов.

Неудивительно, что именно это поколение стало той самой движущей силой, которая стремительно утащила отечественную экономику в тень. Первопроходцами, конечно, были не они – ещё престарелая партийная элита в разгар перестройки начала стройным потоком выводить денежки за пределы страны. Отсюда растут ноги многочисленных мифов и относительно правдивых историй о «золоте партии».

Первая волна настоящих бизнесменов, в свою очередь, пыталась вкладывать деньги в какое-нибудь прибыльное дело. Но даже не максимальная выгода была их главной целью. Хотелось ведь сесть напротив того, кто мучил тебя запретами все детство, открыть у него на глазах банку сгущенки и демонстративно начать ее поглощать. Желательно большой ложкой, кстати. Еще два важных условия – мучитель не должен иметь возможности каким-то образом помешать процессу поедания, да и сгущенки ему в итоге достаться не должно. Сеанс гештальт-терапии, переходящий в привычку, ни дать, ни взять.

И сейчас, когда эксперты утверждают, что за четверть века независимости за пределы Украины было выведено 148 миллиардов банок сгущенки долларов, как-то даже удивляться не получается. Ведь наиболее активным процесс вывода был как раз в первые годы после распада СССР, когда законодательство, касающееся наказаний за экономические преступления, было либо полным лазеек, либо на всю голову советским. Вспомните, как бывший министр обороны Украины и гражданин России Павел Лебедев гордился тем, как советское еще оружие в начале девяностых продавалось, скажем, в Приднестровье в обмен на барахло, которое челноки из-за границы мешками возили. И никто тогда в принципе не мог ударить по рукам – не было закона, запрещающего делать подобные вещи в мельчайших подробностях. Либо же был, но не работал, поскольку ссылаться на недействительность законодательства несуществующего государства было модно и логично.

Впрочем, бог с ними, с автоматами и отсыревшими боеприпасами – тогда это не было действительно критично. Финансовые активы – вопрос совсем иной, они всегда в цене. И желание одурачить систему вынуждало искать обходные пути и «дальние дачи». О таких государствах как Белиз или Панама в перестроечные годы мало кто слышал. В лучшем случае могло повезти попасть на выпуск вечерних новостей, где рассказывали, как нехороший американский спецназ свергал Мануэля Норьегу. Но потом вдруг оказалось, что в государстве на границе двух Америк можно зарегистрировать свой бизнес, заплатить 500 долларов налогов в год и спать вести бизнес спокойно. Павел Лазаренко, который тогда даже паспортом панамским (фальшивым, правда) на радостях обзавелся, соврать не даст.

В Европе, в общем-то, нашим дельцам тоже удалось пустить корни. И денежки не только уходят туда, но и возвращаются сюда. Например, зарегистрированные в Нидерландах компании по состоянию на октябрь прошлого года инвестировали в украинскую промышленность 1.7 миллиарда долларов. Если углубиться в тему значительно серьезнее, окажется, что конечными бенефициарами будут либо известные украинские богачи, либо их партнеры по бизнесу или прикормленные подставные лица. С Кипром и зашедшей оттуда суммой в 2.6 миллиарда долларов все еще понятнее – как минимум Игорь Коломойский не скрывает того, что дела свои ведет в том числе через созданные на острове фирмы.

И вот тут возникает интересный вопрос: а не было ли желание олигархов и близких к ним людей уберечь от краха отлаженную с годами систему одной из причин негативного настроя голландцев на прошлогоднем референдуме по ассоциации Украины с ЕС ? Это, конечно, выглядит скорее как теория заговора. Но если уж находятся люди, рассмотревшие в той неудаче Киева руку Москвы, то почему бы не предположить, что денежные мешки с украинскими паспортами действительно могли вмешаться и организовать достойное лобби? Полноценная евроинтеграция ведь по идее должна привести к выводу большей части теневой экономики на свет божий, а кое-кому это ох как невыгодно. Может, даже троицу «еврооптимистов» кто-то послал в Нидерланды агитировать местное население должным образом… Вопросов больше, чем ответов.

Но знаете, на хитрецов средней величины даже грешить как-то не хочется, если уж правящая элита включительно с президентом гоняет свои средства через офшоры. И делают они при этом такие невинные лица, как будто так и нужно. В конце концов, на практике ведь действительно оказалось, что от переедания сгущенки некоторые интересные места не слипаются.

Виталий Могилевский, Без Табу

Без Табу
Публикации
Загрузка...