Пожар на Крещатике: сгоревшие «Номера Кане» как олицетворение всеукраинского бардака

26.06.2017, 15:15
1
Культурное наследие сгорает в кострах амбиций и бардака - фото 1
Культурное наследие сгорает в кострах амбиций и бардака / Апостроф

Обозреватель Без Табу объясняет, почему недавний пожар на Крещатике, уничтоживший памятник архитектуры, - событие, к сожалению, не случайное.

Пожар в центре Киева – событие нерядовое по определению. Особенно тогда, когда горит не какой-нибудь ларек с третьесортной выпечкой, а здание, имеющее внушительную историю. Вот народ и переполошился, когда на неделе на Крещатике загорелся дом, в котором в свое время располагался центральный гастроном. Для истинных коренных киевлян это событие, пожалуй, затмило и арест Игоря Гужвы, и прочие подвижки на политическом фронте. Как же, памятник архитектуры теряем.

Начинать, пожалуй, стоит с того, что сводить историю строения по адресу Крещатик, 40/1 исключительно к продуктовому магазину несерьезно. Если копнуть чуть поглубже, во времена Александра ІІІ, окажется, что здание это было пристанищем для элиты – не только местной, но и приезжей. Построили его по указанию француза Жана-Батиста Кане, которого сейчас назвали бы «бизнесменом и меценатом». Большую часть площади поначалу занимали гостиничные номера, но также здесь находилось, к примеру, и представительство фирмы «Зингер».

Крещатик, которого больше нет - фото 54064
Крещатик, которого больше нет / live-love-kyiv.com

Если перечислять всех знаменитостей, которые останавливались в «Номерах Кане» или обитали здесь на постоянной основе, список получится внушительным. Во время гастролей тут бывал знаменитый актер Панас Саксаганский – тот самый, в честь которого названа расположенная неподалеку улица. Обитал здесь и Павел Скоропадский – интересная историческая личность и весьма неудачливый политик, с ролью которого в истории Украины, похоже, до сих пор не определились на официальном уровне. Известный художник Михаил Врубель также предпочитал останавливаться именно здесь.

Даже в советское время гастроном здесь появился не сразу – поначалу помещение использовали практически по прежнему назначению, в качестве части коммунальной гостиницы "Новая Россия". Лишь после Второй мировой войны здесь стали продавать продукты питания, а снаружи появилась вывеска, прославляющая рабочий класс. Это было особенно забавно с учетом того, что когда-то рядовой представитель пролетариата не мог себе позволить даже одной ночи в отеле, принадлежавшем французскому бизнесмену купцу. Хотя для СССР подобные превращения были в порядке вещей, Михаил Булгаков соврать не даст.

Газета "Вечерний Киев", 1983 - фото 54057
Газета "Вечерний Киев", 1983 / mik-kiev.livejournal.com

Для современных киевских властей и их предшественников здание, признанное в 1994 году памятником архитектуры, стало скорее обузой. В его реконструкцию необходимо было вложить немалые средства (а что вы хотели, если о капитальном ремонте речь не заходила давным-давно), но даже в восьмидесятые руки до этого не дошли. Последние годы «Номера Кане» были скрыты от глаз любознательных прохожих своеобразными занавесками из баннерной ткани. А внутри, как выяснилось после пожара, и вовсе была гора бытовых отходов. Срам лучше прикрыть фигой, чем попытаться навести порядок – как же это по-нашему.

В поисках утраченного - фото 54060
В поисках утраченного / Сегодня

Кстати, о пожаре. Очень похоже на то, что возгорание было не случайным. Горела ведь крыша, а не первый этаж. Доступ туда есть далеко не у всех, а на роковую случайность списывать происшествие будет чересчур наивно. Тем более, что имелся и второй - контрольный - пожар. Так или иначе, но строение, видавшее и очередь за автографами, и очередь за колбасой, восстановлению уже не подлежит. А состоятельных товарищей, которым подобное положение дел будет явно на руку, даже на пальцах двух рук не счесть.

Хрупкая история  - фото 54059

Хрупкая история / mik-kiev.livejournal.com

При нынешних раскладах можно в два счета снести руины и возвести на их месте какой-нибудь скучный и однообразный торговый центр с пафосной обстановкой. Тем же, кто будет возмущаться по поводу уничтожения исторического наследия Киева, можно будет ответить убойным аргументом – вы, мол, точно хотите считать достопримечательностью выгоревшее изнутри здание? И это в лучшем случае, ведь обычно хитрые дельцы на возмущения народных масс не реагируют никак. Разве что титушкам тренировку с повышенной ответственностью организовать могут, если совсем припечет.

На самом деле все гораздо печальнее, чем кажется на первый взгляд. Во-первых, относиться должным образом к памятникам истории и архитектуры не умеют не только в Киеве. Эта беда давно стала всеукраинской, подобную картину наблюдать доводилось и в Одессе, и в Харькове, и даже в довольно скромных по размеру и населению городках. Во-вторых, застройщики местами обзавелись даже слишком мощным политическим лобби. Жители Русановки, скажем, могут сколько угодно возмущаться по поводу противоправной постройки очередных высоток на берегу Днепра. Но местная власть никаких мер предпринимать не будет. Почему? Да потому, что делающий на этом гешефт Максим Микитась обычно заходит в кабинет Кличко как к себе домой и даже от дежурной чашки чая не отказывается. А если что-то пойдет не так, не прицепишься даже – народный депутат, неприкосновенность, все дела.

История с помещением по адресу Крещатик 40/1 действительно может стать отличным маркером. Если какой-нибудь деляга все же наберется наглости и начнет строить здесь непонятно какой по счету ТРЦ, рядовой украинец вполне будет иметь право сказать, что «майдан стоял не за это». И его, знаете ли, поймут. Ведь жить по законам и играть по правилам нужно всем – за это, кажется, и боролись, прежде всего, а не за безвизовый режим с Евросоюзом или коммунальную реформу.

Виталий Могилевский, Без Табу

Пожар на Крещатике: сгоревшие «Номера Кане» как олицетворение всеукраинского бардака - фото 51434Подпишись на наш аккаунт в Twitter и оперативно получай новости о самом главном!

Без Табу
1
powered by lun.ua

Публикации