Нед Старк из Минска: Как и почему Беларусь стала заложницей России

14:15, 12 августа
Аншлюс близко - фото 1
Аншлюс близко

Обозреватель Без Табу разбирает технологию аншлюса русскими независимой Беларуси, а также разъясняет, что общего у Александра Лукашенко и Неда Старка.

Что бы ни случилось в итоге, но лето 2017 года жителям Беларуси должно запомниться навсегда. Почему? Да потому, что никто настолько активно не посягал доселе даже на прописанный на бумаге, а не юридический суверенитет страны так, как это сделала Россия. Пессимисты, конечно, могут утверждать, что все к этому шло десятилетиями. Но активизировался Кремль именно в тот момент, когда показалось, что Минск морально готов если не сойти, то отклониться от привычной орбиты.

В сложившейся ситуации пару теплых слов может заслужить даже покойный Борис Ельцин, политическое наследие которого после возвращения Путина к роли президента пинают все, кому не лень. Подписание договора о союзе двух государств в середине девяностых с подачи Ельцина казалось когда-то дорогостоящей авантюрой. Но сейчас очевидно, что условия существования подобной унии позволяют «старшей сестре» взять «младшенькую» в фактические заложники без спроса и сопротивления.

 

Размещение систем противовоздушной обороны на границе «союзного государства» намекает на это в лучшем виде. В Москве, разумеется, сопроводили эту меру важной ремаркой: первыми мы, мол, не собираемся нападать ни в коем случае, но пусть только кто-то попробует посягнуть на наш мир и покой.… Со стороны это похоже на поведение великовозрастного хулигана с бейсбольной битой, которому нужно доказать стражам порядка, что кучка соседей-ботаников мешает ему спокойно жить, не иначе. Все ведь знают, от кого тут исходит истинная угроза.

 

Александр Лукашенко же рискует оказаться в положении Неда Старка из сериала “Игра престолов”. Нет, до выманивания обманом в столицу и показательной казни еще далеко, а белорусской версии Кровавой свадьбы может и вовсе не случиться. Но странное доверие одним людям, недоверие другим и метания между западом и востоком свое дело уже сделали. В окружении Путина уже довольно морщатся: вы вот, Александр Григорьевич летали в Киев просить о помощи – вам ее не дали. У нас вы ее не просили – а мы помогли. Правда, Бацька получил не то, чего мог бы попросить, и уж точно не то, чего хотел бы.

Статус страны-заложницы станет наиболее очевидным тогда, когда висящий за кулисами дедушкин обрез все же пальнет в воздух, и НАТО ввяжется во внеплановый военный конфликт. Где-то мы уже видели подобное лет восемьдесят назад: некоторые западные историки до сих пор утверждают, что внушительная часть правобережной Украины и Беларуси СССР нужна была прежде всего в качестве эдакого буфера-прослойки, в котором Гитлер сотоварищи увязнут в случае нападения на вчерашнего союзника. А в Москве между тем будут продумывать дальнейшие планы. Сталин и его окружение просчитались лишь в одном – потенциально вязкий мед оказался растаявшим желе, и враг едва не оказался у кремлевских ворот спустя полгода после начала наступления. Вину за этом как раз на командование, кстати, и стоило бы возложить.

Вот и сейчас «западные области союзного государства» в случае чего охотно подставят под удар. На дворе, конечно, давно не сороковые годы прошлого века, и угроза с Запада может дотянуться до города, величающего себя «Третьим Римом» за шесть дней, а не за шесть месяцев. Но на деле времени понадобится предостаточно. И пока будут полыхать как минимум Гродно и Сморгонь, в Кремле снова продолжат гадать, от какой печки плясать дальше. Чего-чего, а сталинской циничности хватало не только Путину, но и тем, кто подписывал злополучный союзный договор.

Печально то, что самих белорусов в цивилизованном мире давно воспринимают как специфическую версию русских. Основными опознавательными знаками любой нации ведь являются язык и культура, а в этом плане один из северных соседей Украины полностью поглотил другого. Потому-то на западе все телодвижения российской военщины на территории Беларуси воспринимаются некоторыми чересчур спокойно: мол, население двух стран говорит на одном языке, разве могут эти люди желать друг другу чего-то плохого? В подобном контексте когда-то, к слову, пытались говорить и о военном конфликте на Донбассе, но быстро поняли, что здесь что-то не так.

Утешаться можно лишь одним фактом: в ближайшее время кровопролитного обострения приключиться не должно. В Североатлантическом альянсе с мыслями и силами соберутся нескоро. В стране, которую давно полушутя называют Северной Нигерией, с мыслями всегда была беда, а сейчас и ресурсы стремительно иссякают. Никто не побежит в атаку стремглав, и потому рядовым гражданам Беларуси даже не придется на первых порах думать, что они сидят на одной огромной пороховой бочке.

Опасаться стоит лишь тем, кто любит путешествовать по воздуху над землями, которые пока что контролируют Лукашенко и его ручное правительство. Катастрофа рейса МН17 трехлетней давности однозначно намекает на то, что от наделенных противовоздушным оружием русских ждать неприятных сюрпризов стоит в любой момент. Тут даже интересно становится, как поведут себя представители гражданской авиации. Уж не закроют ли над Беларусью небо во избежание форс-мажоров?

Так или иначе, а радоваться тут определенно нечему. Особенно с учетом того, что это не первый и не последний “хитроумный” маневр Кремля.

Виталий Могилевский, Без Табу

Без Табу

Другое на тему

Комментарии

Публикации