Инновации и война. Рецепты Георгия Почепцова

10:30, 09 ноября
И поговорить, и поспорить (с) - фото 1
И поговорить, и поспорить (с) / Без Табу

Эксперт по массовым коммуникациям, доктор филологических наук, профессор Георгий Почепцов на лекции «Информационные войны: вчера, сегодня, завтра» рассказал о множестве новых методов поведения при конфликте, планах человечества на будущее и еще об одном универсальном рецепте.

Бывало, сдашь сессию в техническом вузе автоматом, чтобы выгрызть себе месяц зимних каникул – и закидываешься литературой по медиакоммуникациям... С тех пор один из активно употребляемых тогда, в начале 2000-х, авторов в риторике мало изменился. А вот мир изменился кардинально. Но Георгий Почепцов в состоянии без истерики проанализировать подобные метаморфозы. Ниже - некоторые фрагменты этой почти трехчасовой беседы. Слово эксперту.

Об инновациях

Нельзя все переводить, так, как мы в военизированное состояние, а надо готовиться к будущему. Есть одна точка, которой государство обязательно должно сознательно заниматься. Нужно каким-то образом конструировать ситуацию, в которой возникают инновации.

Я не знаю, с чем это связано, я долго искал ответ на этот вопрос. Один из ответов, который дает запад, почему они оказались более инновационно открытыми – что при Петре I церковь стала очередным министерством, а у них Реформация церковь вывела, возникла многополярность внутри. А когда есть один центр, там всегда Бог и царь оказывается – кто бы там ни сел, наше взаимодействие и наше отношение к нему делает из него Бога или царя. А если таких центров три, четыре, пять, соответственно, падает статус Бога-царя. Возможно, не Византия является предком этой ситуации, а это приходит из Орды, где было резкое боготворение хана.

О разнообразии

Мы должны смириться, что в стране должно быть где-то 10% иностранцев. Это сделано для того, чтобы задать определенный уровень разнообразия, и он является более творческим. Отсутствие разнообразия блокирует инновационную среду.

О новой войне

На наших глазах произошли две вещи. С одной стороны, стал наращивать мускулы информационный компонент. Второе – развитие военного дела пошло не в сторону убийства, а в сторону нелетальных видов оружия, военные активно печатают статьи на тему финансовой войны, экономической войны. Все идет к тому, что само применения оружия начинает сворачиваться, ищутся другие методы. Теперь антропологи специально обучают военных перед высадкой особенностям поведения, невоенного реагирования.

Никогда никогда не думал, что придется до такой степени изучать противника, вплоть до имен.

Снова об инновациях

У нас есть три основных пространства – физическое, информационное, виртуальное, и они воздействуют на когнитивное пространство. Что произошло за последнее время? Физическое пространство, то есть индустриализация, себя исчерпало. Индустриальный продукт, который мы, кстати, производим, не является интересным. Пример, который меня всегда раздражает: мы продаем тонну металла, допустим, за 600 долларов, и за эти 600 долларов покупаем финский телефон, в котором металла – 10 грамм. Но почему? Потому что у этой «Нокии» есть ноу-хау, которого в нашем металле нет. И мир ушел от индустриализации, мир занят вот этими продуктами с ноу-хау. Посмотрите, как все время падает составляющая материала.

Все наши войны происходят из-за несоответствия в виртуальном пространстве, мы тогда в физическом начинаем людей уничтожать. Все религиозные, идеологические, смысловые войны выстроены на том, чтобы принудить кого-то к пользованию моими смыслами.

Уже давно Голливуд дает столько же денег, сколько автомобильная промышленность США. Физическое пространство себя исчерпало, оно уже не дает тех возможностей, которые дает тот же Pokemon - за полмесяца или месяц они дошли до миллиарда капитализации и счастливы. А это ничто с точки зрения материального ресурса там ничего нет. И все это направлено на то, чтобы воздействовать на наше когнитивное пространство.

Мы в образовательной системе удерживаем какую-то одну доминирующую точку зрения, и поэтому что-то новое тяжело пробивается и в преподавание, и во все остальное. Не совсем хорошо получается.

Об экономических рычагах

Сейчас при моделировании воздействия расширили поле, в рамках которого принимается решение. Как было в детстве в кино про войну? Танки идут через мост, командующий кричит: «Взорвать мост!» - и мост взрывают. Как решается такая ситуация сегодня? Танки идут, а сидящие аналитики говорят: «Как нам остановить войну? Воздействовать на командующего той стороны. А как можно воздействовать?». Это расширение рамок: они не мостом занимаются, а включили уже командующего и его мозги. А как? Ну, давайте арестуем его счет в швейцарском банке. Можно арестовать обучающегося в Лондоне сына, который не там улицу перейдет. С расширением этого поля воздействия появляются совершенно новые возможности.

Самое обидное, что уже были попытки решить практически все проблемы, с которыми мы сталкиваемся. Все, что угодно: дети с аутизмом – есть определенный тип решения, бедность – есть определенный тип решения. В последнем Newsweek есть обзорная статья о том, что у американских детей, живущих в бедных районах, результате бедности и насилия вырабатывается меньше серого вещества в голове, и как следствие ребенок не может так концентрировать внимание, значит, он плохо учится, если он будет плохо учиться – он вылетает из школы, если он вылетает из школы – он становится питательной средой для преступности.

Интеллект - это модно

Моя просьба остается в силе: читайте резко больше, никогда не думайте, что университет дал вам что-то такое, чего не дал другим. Из университета все вышли с одинаковыми квадратными головами, на которые можно надевать шляпы одного размера. Вы должны больше думать, шляпа будет другого размера, голова будет расти.

Без Табу
Публикации