Без ИГИЛ не горячо: Зачем Турция вторглась в Сирию

25.01.2018, 17:45
1
Как выглядит затишье перед бурей - фото 1
Как выглядит затишье перед бурей / Getty Images

Обозреватель Без Табу рассказывает, что заставило Вашингтон и Москву занять общую позицию, а также объясняет, почему вторжение турецких войск в Сирию не изменит ничего.

На Ближнем Востоке в последние пару месяцев было удивительно спокойно. По крайней мере, с информационной точки зрения, поскольку стрельба, взрывы и разного рода межэтнические конфликты после появления на карте мира Израиля, похоже, и не прекращались.

На Ближнем Востоке традиционно недолгое затишье обязательно сулит бурю. А в нашем случае даже не буря получилась, а смерч, который перемешал фигуры на шахматной доске и местами довел условия задачи до абсурда.

В том, что Турция рано или поздно пойдет в очередную лобовую атаку на курдов, можно было не сомневаться. Реджепа Эрдогана можно обвинять во многих смертных и не очень грехах, но непоследовательность в этот список точно не входит. И антикурдские настроения в турецких властных кругах, возможно, сейчас даже сильнее, чем антиукраинские в российских. А желание ненавистной этнической группы наконец-то создать суверенное государство на северной окраине Ирака и вовсе заставляло турок точить ятаганы в режиме 24/7. Мало ли, чего удумают эти недружелюбные соседи, мечтающие дестабилизировать обстановку в самой Турции.

Но удар карающей десницы Анкары внезапно пришелся по территории не Ирака, но Сирии. Казалось, что в этом нет ни малейшего смысла, ведь ИГИЛ оттуда общими героическими усилиями выкурили еще под конец минувшей осени, а США на правах неформального лидера антитеррористической коалиции принялись наводить порядок на освобожденных от радикальных исламистов землях. Но в том-то и дело, что вашингтонские порядки туркам не по душе, поскольку они совершенно не стыкуются ни с внутренней, ни с внешней турецкой политикой.

Турецкая армия меж двух огней - фото 104462
Турецкая армия меж двух огней / Getty Images

Американцы вроде бы и не делают ничего предосудительного. Они просто создают отряды самообороны из числа местных жителей во избежание повторного вторжения ИГИЛ в Сирию. Однако этнических сирийцев в приграничных городах вроде Африна или Манбиджа в процентном соотношении даже меньше, чем, например, этнических украинцев в Болграде. Эти населенные пункты находятся под контролем курдов, которые к Турции предсказуемо настроены отнюдь не миролюбиво. Пришлым миротворцам же по обыкновению все равно, кто там кому Махмуд, даже если это равнодушие может превратить регион в пороховую бочку.

Под «пришлыми миротворцами», к слову, подразумевать стоит не только контингент НАТО, но и пасущихся под боком представителей российской военщины. Правда, понимание миротворчества у товарищей из ВС РФ традиционно весьма специфичное: для них тоже не имеет значения, кто там может быть прав, а кто виноват, они по взаимной договоренности с Анкарой и Вашингтоном попросту взяли и ретировались из зоны конфликта. К примеру, российских подразделений в Африне уже и след простыл по состоянию на утро четверга. А что, главное – вовремя умыть руки. Тем более, что Путин уже по телевизору объявил о победоносном завершении войны в Сирии.

И вот здесь лишний раз напрашивается крайне важный вывод. Курдская тема из российской резко превратилась в американскую. Вспомните, как Москва когда-то возмущалась арестом и смертным приговором (так и не приведенным, кстати, в исполнение) лидеру Рабочей партии Курдистана Абдулле Оджалану, хотя сама предоставить ему политическое убежище резонно не решилась. Вспомните и сравните ту реакцию с прошлогодней по мотивам референдума за независимость в Эрбиле. Того самого референдума, который Кремль не поддержал, но и не осудил.

Интерес России поддерживать те или иные националистические/сепаратистские движения по всему миру сводится к возможности дестабилизировать с помощью этих радикалов ситуацию на территории стратегического противника или даже союзника. А стремление США посодействовать курдам в обретении собственного государства при спокойном существовании в других странах – это как раз шаги к стабильности, а не наоборот. В конце концов, позиции Москвы и ячеек РКП по Иракскому Курдистану все еще совпадают один в один, что не должно никого удивлять. По конфликту же в приграничных турецко-сирийских районах российские источники дают в основном нейтрально-недоуменные комментарии.

Эрдоган и Трамп общий язык не нашли - фото 104461
Эрдоган и Трамп общий язык не нашли / Getty Images

Удивительно другое: американские источники ведут себя точно так же. В Пентагоне вполне очевидно осознают, что в данной ситуации гора скорее всего родит мышь – как бы турки ни хотели стереть курдов с лица земли, но желание Анкары однажды вступить в ЕС и НАТО посильнее будет. При этом не менее очевидным является факт того, что членства в Евросоюзе и Североатлантическом альянсе с Эрдоганом у руля Турции не видать как своих ушей. Так что ситуация получается воистину патовая: и воевать нельзя, и не воевать нельзя, поскольку последствия обоих решений со стопроцентной уверенностью спрогнозировать невозможно. Вот потому Вашингтон особо не ругается, но и не хвалит товарищей по коалиции. Если хотите увидеть идентичную реакцию США и России на какое-нибудь международное событие, то спешите видеть, поскольку следующее подобное совпадение будет еще не скоро.

Печалит лишь одно – действительно проигравшими в очередном геополитическом междусобойчике будут лишь мирные жители. Причем не только сирийские, но и турецкие, которым с сирийской стороны уже прилетело несколько ракет. Вот потому-то и искренне жаль, что война – это не покер, ведь подобные вопросы лучше решать за карточным столом, но в мире и согласии.

Виталий Могилевский, Без Табу

Без Табу
1
powered by lun.ua

Публикации