День победы: Битва под Оршей как историческое отражение украинской судьбы

08 сентября, 17:50
2
Празднование годовщины победы под Оршей в Вильнюсе, 2020 год - фото 1
Празднование годовщины победы под Оршей в Вильнюсе, 2020 год

506 лет назад - 8 сентября 1514 года - объединенное войско украинцев, белорусов, поляков, литовцев и крымских татар нанесло тяжело поражение русским оккупантам, обозначив правила игры на долгие столетия.

Если перефразировать одного деятеля времен царской России, в какую эпоху ни разбуди человека с вопросом, чем сейчас занимается Москва, он даст четкий ответ: предъявляет претензии на чужие территории. Так было еще в ту пору, когда ни о какой династии Романовых слыхом не слыхивали, а будущая империя была всего лишь княжеством. Но руки, руки-то на соседние земли чесались, еще и как.

В начале шестнадцатого века московские войска воспользовались некоторой неразберихой и несогласием среди правящей элиты Великого Княжества Литовского и сумели захватить часть соседской территории. Но толку от этого на деле было чуть: получить выход к Днепру не удалось, да и союзников литовцев Москва настроила против себя. В частности, зашевелились поляки в лице короля Сигизмунда Первого, которому сама идея московской экспансии на запад никоим образом не нравилась.

День победы: Битва под Оршей как историческое отражение украинской судьбы - фото 187330

Битва под Оршей, фрагмент картины художника Юргена Бро-младшего

И вот здесь важно заметить, что в этой истории имелся вполне конкретный украинский след. И не один. Пятьсот лет назад никто и предположить не мог, что Дикое Поле когда-нибудь прирастет городами да весями и станет торгово-промышленным центром сразу двух империй, а потом и независимой Украины. Тогда же степи выполняли всего лишь роль своеобразного зеленого коридора, по которому с Крымского полуострова двигались в московском направлении татарские войска.

Зачем им было набегать далеко на север и северо-восток, если невольниками и прочим товаром можно было поживиться сравнительно недалеко? Разгадка проста: Сигизмунд ловко втянул в свои политические игры хана Менгли-Гирея, пообещав тому золотые горы за несколько удачных провокаций против Москвы. Король еще не догадывался, что подобные хитрости не только помогут ему спровоцировать столь желанную в силу необходимости отвоевания утраченных территорий локальную войнушку, но и лишат ряда потенциальных союзников. Ганзейский союз и Датское королевство оказали Московскому княжеству существенную финансовую и техническую помощь, которая позволила в кои-то веки обзавестись достаточно мощной по тем временам артиллерией.

Московская конница - фото 72582
Московская конница / Битва под Оршей

Важно то, что все стороны конфликта очевидно пытались загребать жар чужими руками. С Москвой все изначально было понятно, там войска у соседей уже начинали одалживать даже не в обмен на какую-то услугу или мелкое вознаграждение, а добровольно-принудительно. Поляки и литовцы же пока имели возможность играть даже не на патриотических чувствах других проживающих на их территории народах, а на вполне первобытных инстинктах. Те же украинцы и белорусы под крылом Литвы не то чтобы сыром в масле катались, но чувствовали себя значительно комфортнее, чем будут чувствовать себя их потомки под московским каблуком спустя полторы-две сотни лет. И донесла до них правящая элита весьма четкий посыл: хотите дальше жить в мире и покое – беритесь за мечи, а наше дело – править.

В ситуации, когда Немецкая империя и Московское княжество готовились в один прекрасный день зажать в тиски Польшу и Литву с двух сторон, от активных действий было никуда не деваться. Немецкая угроза пребывавших на службе у литовских князей многочисленных украинцев беспокоить была не должна – западные интервенты зарились изначально разве что на Ливонию, а там уж как пойдет. Наступление с востока же в 1514 году было вполне реальной проблемой.

Оказалось, что усилившаяся за счет помощи нежданных союзников московская орда способна буквально за несколько недель взять измором столь хорошо укрепленный город, как Смоленск, и практически беспрепятственно выйти к левому берегу Днепра. Все отлично понимали, что выход к главной транспортной артерии Восточной Европы тех времен (а попробуй-ка погоняй товар по суше при практически полном отсутствии дорог) сделает вчерашнюю «глухую деревню» чересчур сильным игроком. И допустить этого было нельзя.

Здесь-то и сыграли важнейшую роль украинцы. Многие из них уже имели немалый боевой опыт в силу участия в различных войнах и стычках на стороне Великого княжества Литовского. Причем большинство делало это вовсе не безвозмездно – жизненная философия Бронна Черноводного им была совсем не чужда.

Князь Константин Острожский отдает приказы артиллеристам - фото 72581
Князь Константин Острожский отдает приказы артиллеристам / Битва под Оршей

Отдельного упоминания, конечно, заслуживает Константин Острожский, уроженец Волыни, умелый вояка и талантливый управленец. Другому человеку правящая элита, пожалуй, не доверяла бы руководящие посты в отдельных провинциях и даже должность Великого гетьмана Литовского – такого себе министра обороны тех времен. Характерно, что после проигранной битвы на Ведроши в рамках очередной русско-литовской войны в 1500 году Острожский в течение шести лет пребывал в Вологде в качестве военнопленного класса «люкс», а потом даже вынужденно принял присягу на верность московскому князю Василию. Так что среди литовцев он в какой-то степени считался человеком не слишком благонадежным.

Общий вид баталии - фото 72586
Общий вид баталии / Битва под Оршей

И вот эта сомнительная с точки зрения княжеского окружения личность по большому счету стала гарантией успеха. Тактика московского войска под командованием Голицы и Челяднина оригинальностью не отличалась: имели место лишь упорные попытки пробиться к реке да переправиться на правый берег. Но до переправы дело не доходило, поскольку захватчиков раз за разом отбрасывали обратно в восточном направлении и обращали в бегство. Понятно, что так продолжаться долго не могло – все должна была решить одна большая битва.

Развязка назревала, и случилась она 8 сентября 1514 года под Оршей. Московские войска имели как минимум двукратное преимущество в живой силе (около 80 тысяч бойцов), но привычка брать числом, а не умением подвела их не в первый (и не в последний) раз. Более искушенные в боевом плане оппоненты (около 30 тысяч) довольно быстро проредили их ряды и обратили в бегство.

Решающая фаза сражения - фото 72585
Решающая фаза сражения / Битва под Оршей
Преследование врага - фото 72583
Преследование врага / Битва под Оршей

Характерно, что Острожский не отсиживался за спинами подчиненных, а весьма эффективно размахивал оружием на передовой, подавая правильный пример остальным. С современной точки зрения это, конечно, может показаться безрассудством, но тогда главнокомандующий должен был быть силен не только умом и языком, но и руками.

Казалось бы, все закончилось хорошо. На выдающегося полководца перестали злобно коситься, осыпали его материальными вознаграждениями и даже дали возможность развернуться во всю ширь в качестве мецената да построить несколько церквей. Он отвоевал еще полтора десятилетия в качестве Великого гетьмана Литовского с переменным успехом, пока не нашел вечный покой в возрасте семидесяти лет (многие ли военачальники в средние века доживали до такого возраста? Вот именно, что нет) и был похоронен в Киево-Печерской лавре. Ну прямо голливудский сценарий, не иначе.

Вот только ни соотечественникам Острожского, ни столь же горемычным белорусам легче от этого не стала. Да, по итогам битвы под Оршей Московское княжество лишилось и закупленной на датские подачки артиллерии, и большей части «цвета нации» включительно с командованием. Но Смоленск в прежние владения так никто и не вернул, а в последующие годы имели место активные набеги на земли, ныне входящие в состав Украины и Беларуси. Если бы не татары, традиционно выступившие в роли джокера и решившие пограбить всех подряд – как вчерашних противников, так и вчерашних союзников – все могло бы закончиться плачевно.

Хотя так ведь и вышло, пускай не сразу, а уже в следующем веке. Сначала литовцы, а затем и поляки долго загребали жар украинскими руками, создавая в том самом Диком Поле последний форпост, защищающий от татарской угрозы. Затем, после неудачной освободительной войны имени Хмельницкого и подписания Переяславских соглашений 1654 года право дергать за ниточки перешло к России. От этого тлетворного влияния мы избавились лишь года три назад, да и то не факт, что окончательно.

День победы: Битва под Оршей как историческое отражение украинской судьбы - фото 72588

А соседи-белорусы войну с агрессором и вовсе проиграли. Спустя полтысячи лет здесь если и вспоминают о битве под Оршей, то в искаженном историческом контексте, воспринимая себя как проигравших, а не победителей. Оно и неудивительно, ведь московская пропаганда за столетия насадила здесь московскую сущность.

Вот и выходит, что выиграть битву все же легче, чем выиграть войну.

Виталий Могилевский, Без Табу

Материал впервые был опубликован на Без Табу 9 сентября 2017 года

Без Табу
2

Публикации