Убийство Павла. Что доказало расследование гибели Шеремета

11.05.2017, 17:15
Вопросы по-прежнему без ответов - фото 1
Вопросы по-прежнему без ответов

Без Табу разбирается с тем, какие вопросы поставило независимое расследование убийства Павла Шеремета и почему власть медлит с (обещанными) ответами.

Если какую-то подзабытую тему вдруг достают из дальнего угла антресоли и снова начинают мусолить на публике, то это наверняка кому-то нужно. Именно это можно сказать о печальной истории убийства журналиста Павла Шеремета. Большинство обывателей о трагической гибели журналиста перестали вспоминать еще под конец минувшего лета, когда стало понятно, что расследования по горячим следам традиционно не получится. Лишь в феврале кое-кто ненадолго встрепенулся после того, как глава МВД во время представления нового главы Нацполиции между делом сообщил, что не видит в этом деле ни российского, ни белорусского следа.

Тогда эти выводы показались вполне логичными. Да, у Павла Шеремета был вялотекущий конфликт с отдельными особями из окружения Владимира Путина. Но именно летом 2016-го никто никому особо не мешал. Более того, Павел Шеремет в эфире печально известного «Радио Вести» частенько говорил вещи вроде бы не провокационные, но московскую пропаганду устраивающие. Например, поднимал тему этнической близости русских и украинцев, что не могло не греть душу Кремлю. А как он активно вступался за Матвея Ганапольского, когда того уволить собрались, помните? В лучшем случае это была тренировка с повышенной ответственностью, после которой ФСБ и ГРУ сотоварищи убедились в том, что взрывчатка неидеальна и к ближайшей настоящей цели подсылать надо человека с огнестрельным оружием.

Белорусского следа здесь и вовсе быть не могло. Многих либералов то и дело пугают страшным КГБ с центральным офисом в Минске. Но есть ли у соседских спецслужб хоть какой-то успешный опыт за пределами родной страны? Вот именно, что нет. Важный факт для иллюстрации беспомощности: из всех бежавших за границу врагов режима Лукашенко, имеющих или имевших паспорта Беларуси, не своей смертью умерли лишь те, кому не хватило ума не возвращаться на родину. Остальные преимущественно здравствуют и при первом удобном поводе в очередном интервью пытаются пнуть Александра Лукашенко побольнее. Так что об этой версии действительно лучше позабыть…

Независимое расследование Анны Бабинец, Елены Логиновой, Дмитрия Гнапа и Влада Лаврова менее, чем за сутки посмотрели совокупно более 70 тысяч человек

И вот в мае тему убийства Павла Шеремета снова подняли его коллеги. Нельзя сказать, что фильм-разоблачение как-то сильно зацепил – бывали и более убедительные произведения данного жанра. Но на некоторые обстоятельства (как старые, так и новые) теперь придется посмотреть с другого ракурса.

Пресс-секретарь СБУ сразу же после просмотра фильма с нескрываемым раздражением информирует общественность об Игоре Устименко

Когда, например, на самом деле был уволен из Службы безопасности Украины Игорь Устименко? В дату 29 апреля 2014 года, как и в любую другую, сложно поверить без документального подтверждения. И речь не об отписке «по просьбам трудящихся», а о приказе, который должен был лично подписать тогдашний руководитель СБУ Валентин Наливайченко. Дело в том, что многие организации и конторы по старой советской привычке любят увольнять нашкодивших сотрудником задним числом. Любят хотя бы потому, что это может уберечь от некоторых проблем юридического характера. Но спецслужба – не магазин канцтоваров, и заветную бумажку никто никому не покажет, потому что - секретность. А верить этим людям на слово опасно для здоровья и жизни, знаете ли.

Почему доблестная украинская милиция, работающая под вывеской «Национальная полиция», настолько халтурно отработала со свидетелями. Наиболее симптоматичный пример – таксист, побывавший ночью возле дома, где жил Павел Шеремет. В процессе имитации бурной деятельности сотрудники МВД опросили практически всех его коллег по амплуа, работающих на искомую компанию-перевозчика, но не его самого.

Машина Устименко, зарегистрированная на подставное лицо женского пола – не менее любопытная деталь. Ее ведь даже не искали, хотя не заметить ее на записях камер видеонаблюдения было невозможно по определению.

Кто-то, конечно, может в данном случае возразить: а как искать, если даже не жалующиеся на техническое оснащение авторы журналистского расследования не справились своими силами и обратились к добровольному немецкому помощнику из Bellingcat? Помощник этот, к слову, провозился две недели, пытаясь определить номер автомобиля, что очевидно намекает на сложность данного процесса. Но наши органы и этим похвастаться не могут, увы. Впрочем, культуры качественной и добросовестной работы с уликами в наших краях не существовало что в эпоху независимости, что в советские времена.

А есть ведь и другие вопросы. Почему на видео с разных камер наблюдения указано разное время? Да, нужно сделать поправку на то, что события происходили не одновременно, но хронологические нестыковки имеют место. На дворе все-таки не апрель был и не ноябрь, чтобы объяснить все традиционным оправданием «ой, мы забыли перевести часы». Почему Алена Притула отказалась говорить на камеру, хоть и согласилась встретиться с коллегами? Это, конечно, дело личное, но у кого-то может вызвать определенные подозрения. В конце концов, почему ни СБУ, ни МВД даже сейчас не проявили какого-то предметного интереса к делу?

Как бы не вышло так, что тему это оживили совершенно зря, одним словом.

Виталий Могилевский, Без Табу

Без Табу
powered by lun.ua

Публикации