Смерть в раю: Теракт в Новой Зеландии как новая реальность

18 марта, 11:50
Теракт в Новой Зеландии унес 50 жизней и поставил кучу вопросов - фото 1
Теракт в Новой Зеландии унес 50 жизней и поставил кучу вопросов / Mick Tsikas / EPA / Scanpix / LETA

Теракт в Новой Зеландии в исполнении Брендона Тарранта и его сообщников шокировал, однако самое страшное, что подобное имеет все шансы повториться – последователей Брейвика хватает по всему миру.

Кажется, пора смириться с тем, что безопасных мест в мире не осталось. Если говорить откровенно, их и не было – просто концентрация зла в отдельно взятом уголке планеты периодически менялась. Это сейчас в Австралии царит тишь, гладь да божья благодать, а полтора века назад на пике наплыва золотоискателей и бывших каторжников вероятность поймать пулю здесь была повыше, чем на вечно мятежных Балканах.

Теракт в Новой Зеландии всполошил мировую общественность хотя бы потому, что его невозможно было предвидеть именно здесь. После очередной атаки режима Асада на мирных жителей на душе также неспокойно, но в поглощенной войной стране всплески агрессии вполне ожидаемы. В стране, для которой убийство давно перестало быть обыденным явлением, все иначе. Особенно когда убивают не одного и неумышленно, а полсотни и вполне намеренно.

Убийца Брендон Таррант довел до идеала то, что начал Андерс Брейвик. Норвежский масс-шутер вышел на охоту едва ли не под покровом ночи и страху нагонял исключительно на оказавшихся поблизости жертв. Его австралийский последователь зашел дальше: он совершал массовые убийства в прямом эфире, ведя онлайн-трансляцию в социальных сетях. Жуткая картинка появлялась вновь и вновь, несмотря на попытки прервать показ.

В остальном же эти две истории поразительно схожи. Даже социально-психологические портреты террористов совпадают. Возраст около тридцати, одобрение ультраправой идеологии, умело скрываемая до ключевого момента нетерпимость к чуждым религиозным и этническим группам. А еще терпеливость и усердие, поскольку и Брейвик, и Таррант долгое время готовились к атакам. Брендон, например, два года день за днем планировал налет на глазах ничего не подозревающих местных, выверяя маршрут и подгадывая наиболее удобное время для нападения.

Однако настораживать должно другое. Если сопоставить надписи на оружии и событие, побудившее расстрелять молящихся в двух мечетях мусульман, выходит, что в мировоззрении стрелка немало взаимоисключающих параграфов. Таррант не скрывает, что окончательно решился на кровопролитие после теракта в Стокгольме, случившегося 7 апреля 2017 года. Тогда уроженец Узбекистана и член ИГИЛ Рахмат Акилов направил грузовик в толпу ничего не подозревавших и беззаботно наслаждавшихся приходом весны людей. Итог – пять погибших, четырнадцать тяжело раненых, сотни отделавшихся легким испугом.

Балканы ранее упомянуты был не зря, ведь еще одним источником вдохновения австралийца была борьба сербов с владычеством Османской империи. И не только сербов, к слову – на обойме автомата можно было заметить даты ключевых битв русско-турецких войн, ныне забытых. Вот здесь и должен наступить когнитивный диссонанс. Таррант, конечно, честно признался зрителям, что в школе учился плохенько и интеллектом должного уровня не располагает. Но не настолько же, чтобы не видеть в деятельности мусульманских радикалов след РФ. Одни при содействии государства-агрессора кошмарят Ближний Восток, другой под впечатлением от былых московских «геройств» истребляет их братьев по вере. Волки от испуга скушали друг друга, как сказал бы Корней Чуковский. А заодно, увы, и многих оказавшихся поблизости.

Нужно заметить, что у кейсов Брейвика, Акилова и Тарранта есть критичный общий знаменатель. Все три убийцы имеют не теоретический, а вполне реальный шанс выйти на свободу, причем в возрасте, когда сил хватит на продолжение не только рода, но и террористической деятельности. В норвежском законодательстве, например, понятие «пожизненное лишение свободы» отсутствует как класс. Максимальный срок – 21 год, по его окончанию в рамках программы «сдерживания» раз в пять лет заключение могут продлевать. А могут и не продлить, если посчитают сидельца безопасным для общества. При этом и сидят в Норвегии скорее не в тюрьмах, а в поселениях на островках с условиями жизни, превосходящими глубинки иных европейских государств.

Не исключено, что в схожей ситуации окажется и австралийский убийца. Смертная казнь в Новой Зеландии была отменена лет пятьдесят назад не столько из гуманности, сколько за ненадобностью. Пожизненное заключение в теории можно получить за государственную измену или убийство. Но в современной истории страны лишь один человек провел за решеткой более тридцати лет. А механизм превентивного ареста для лишения свободы на неопределенный срок здесь прописан исключительно для рецидивистов. Это явно играет на руку террористу, который маскировался под успешного фитнесс-тренера и в поле зрения спецслужб ранее не попадал.

Главная же беда в том, что подобные массовые убийства будут повторяться. Особенно в странах, уклад жизни которых базируется на мультикультурализме. В той же Швеции, к примеру, до сих пор не существует хоть каких-нибудь действенных антитеррористических законов, поскольку их принятие неизбежно ущемит чьи-то права. Да и РФ продолжает духовно и финансово подкармливать экстремистов по всему миру, что умиротворению явно не содействует.

И даже дестабилизированная войной на Донбассе Украина с этого ракурса начинает казаться удивительно спокойным местом. Не та у нас почва, чтобы на ней произрастали свои Брейвики, и слава богу.

Виталий Могилевский, Без Табу

Без Табу
powered by lun.ua

Публикации
Загрузка...