Сирийский пасьянс. Кто есть кто в конфликте

15:30, 12 октября
Пока мировые лидеры решают свои вопросы, в Сирии продолжают гибнуть люди - фото 1
Пока мировые лидеры решают свои вопросы, в Сирии продолжают гибнуть люди / Getty Images

Как интересы участников военного конфликта в Сирии перестали быть общими и все более напоминают басню про лебедя, рака и щуку.

Случилось то, чего многочисленные эксперты-международники по всему миру боялись больше, чем возможной победы националистов на последних французских выборах или воскрешения Туркменбаши. Война в Сирии медленно, но верно перешла в стадию "каждый сам за себя", когда каждая из многочисленных сторон конфликта начинает преследовать какие-то собственные цели и ставить их превыше глобальных задач. И очень похоже на то, что далеко не все готовы к поиску компромиссов.

Присутствующая на карте боевых действий в роли важной декорации Турция давно уже мечтает об окончательном решении курдского вопроса. Ещё сотню лет назад полные решимости турки наверняка собрали бы полноценное войско и нанесли решительный удар по врагу. Но сейчас подобный ход может в два счёта разрушить международную репутацию, которая у Анкары после трюка с подавлением мятежа (или псевдомятежа?) и так не самая лучшая. Так что приходится лишь мелко пакостить – то российский бомбардировщик сбить, то американский военный корабль задержать при прохождении Босфора, то на границе с Сирией устроить какую-нибудь диверсионную заварушку. И, разумеется, делать всё для того, чтобы многочисленные сирийские беженцы не задерживались на турецкой территории – своих проблем хватает.

Иран, который неожиданно снова поднялся из грязи в князи, в данной ситуации желает не более чем поиграть мускулами. Но последствия этой игры могут быть весьма долгоиграющими. Гнев Дональда Трампа в данной ситуации выглядит достаточно праведным – никто не знает, насколько мирной в итоге окажется иранская ядерная программа, и если пессимистические прогнозы сбудутся, то окажется, что Обама и его администрация зря рисковали, выпуская джинна из бутылки. Да и многочисленных монархов, обосновавшихся вокруг Персидского залива, вся эта возня несколько беспокоит. Не имея каких-то конкретных стратегических целей, Тегеран, кажется, просто напоминает о себе и очерчивает намерения: дескать, ребята, если наметится какая-то делёжка, не забудьте позвать меня.

Последствия вмешательства России в процесс мирного урегулирования в Сирии

Россия, как и ожидалось, оказалась в этой колоде джокером. Поначалу все долго гадали, зачем Кремль вмешался в конфликт, разгоревшийся достаточно далеко от государственных границ. Большинство резонно предполагало, что таким образом Москва хочет наладить отношения с Западом, стать неким ситуативным союзником, готовым под заказ хоть землю выжечь напалмом, если понадобится.

Несдержанный на язык российский генерал Леонид Ивашов в эфире программы “Вечер с Владимиром Соловьевым” внезапно выдал настоящую причину участия в боевых действиях – чем неспокойнее будет в Сирии, тем дольше Катар не сможет воплотить в жизнь свой план по поставке газа в Европу.

Если бы Россия не вошла туда и не удержала режим Башара Асада, то уже сегодня уже стоял бы очень остро вопрос выживания российского бюджета. Потому, что воюют там три газовые трубы. Из Катара же хотели тянуть газовую трубу в Западную Европу

Генерал-полковник Леонид Ивашов

Неожиданное переплетение судеб стран-хозяек двух ближайших чемпионатов мира по футболу, не находите? Более того, вслед за Катаром в игру могли войти и другие местные поставщики, а вслед за газом на север могла пойти и нефть. Так что причины рискованного вмешательства Кремля в сирийские дела вполне понятны.

Еще одна версия участия России в сирийском конфликте

США, в отличие от трёх предыдущих игроков за карточным столом, хочет закончить партию (то есть - войну) побыстрее и сравнительно малой кровью. Об этом свидетельствуют хотя бы пламенные речи кандидатов в президенты во втором туре телевизионных дебатов. Правда, причины подобного желания у претендентов на освобождаемое вскорости Обамой кресло кардинально отличаются. Хиллари Клинтон, строящая свою программу в том числе и на лозунге "Вернём наших парней домой", уже пообещала, что в случае её избрания ноги американских военных в Сирии не будет. И то верно, ведь наконец-то надо начинать думать о внутренних проблемах, а не о внешних раздражителях.

Оппонент Клинтон, пустослов, балагур и медиамагнат, в первую очередь желает максимально ограничить приток беженцев (особенно - мусульман) на территорию США. Логика в данном случае предельно проста: сирийцы бегут прежде всего от войны, если прекратить стрельбу и бомбёжки, то народу не захочется срываться с насиженных мест. Если бы на месте Трампа был любой другой оратор, то с ним можно было бы охотно согласиться и даже поддержать – все ведь помнят про 9/11 и злополучные "спящие ячейки", точное число которых неведомо, пожалуй, даже американским спецслужбам. Но из уст Дональда эти слова слетают исключительно в силу желания поднять себе рейтинг, не более того.

На этом фоне весьма удивительным выглядит некоторое сближение ИГИЛ и представителей менее радикальной и системной сирийской оппозиции. Непонятно, чем в итоге закончится этот возможный ситуативный союз, но две противоборствующие стороны, похоже, поняли, что выбить Башара Асада из седла можно лишь общими усилиями, а не порознь. Так что здесь всё самое интересное, по-видимому, только начинается.

Виталий Могилевский, Без Табу

Без Табу
Другое на тему
Предложение партнеров
Комментарии
Публикации