Неопределенность аятоллы: Чем иранские волнения опасны для западного мира

11:15, 11 января
США и Иран не могут найти общий язык - фото 1
США и Иран не могут найти общий язык / Getty Images

Как США просчитались, позволив Ирану установить исламскую диктатуру, почему твиты Трампа – это просто твиты Трампа, а также – как будет развиваться ситуация с протестами в Иране в 2018-м.

Внимательный читатель вполне мог заметить, что при сравнении рядового иранца с рядовым украинцем не были затронуты ни тема энергоносителей, ни тема ядерной угрозы, ни прочие возвышенные по украинским меркам вещи. А все потому, что для людей, живущих на минимальную зарплату, все эти нюансы не слишком существенны. Какие там мирные атомы, когда в страну яйца приходится завозить из-за границы? Но стоит лишь перейти на уровень выше, как начинается самое интересное.

Можно, конечно, сводить американскую действительность к персоне президента Трампа. И даже намекать на то, что старина Донни малость не в себе. Но суть в том, что США – это не только президент. В ином случае в мире сейчас происходило бы что-то похожее на сюжет серии комиксов о мутантах с суперспособностями. К счастью, у Дональда Трампа в Вашингтоне хватает сдерживающих факторов для того, чтобы не наделать прямо связанных с Россией глупостью. Однако на текущую ситуацию в Иране следует смотреть именно с американского ракурса.

Дональд Трамп не выбирает выражений

В стране, которая считается «ядерной державой без ядерного оружия», важнее всего сохранять стабильность. От этого американцы отталкивались много лет, пытаясь сдержать иранскую ядерную программу. И именно этим Тегеран сейчас активно шантажирует Вашингтон: будете чересчур активно вмешиваться в нашу внутреннюю политику – получите сюрприз, от которого потом весь мир не отмоется. Потому-то и приходится выверять каждый шаг до сантиметра, не желая разбудить непредсказуемого зверя. Цена вопроса слишком высока.

Без малого четыре десятка лет назад США особо не мешали установлению исламской диктатуры в Иране. И не только потому, что фанатики прикрывались взятыми в американском посольстве заложниками. Тогда придворным стратегам Джимми Картера казалось, что Москва от подобного поворота событий потеряет не меньше. Но прошло совсем немного времени, ирано-иракская война завершилась без очевидного победителя (и без очевидных проигравших, к слову), СССР распался, а якобы обновленная московская элита продемонстрировала готовность идти на сближение с элитой тегеранской независимо от уровня радикальности иранских религиозных лидеров. Стратеги Билла Клинтона просчитались даже сильнее, чем их коллеги в конце семидесятых. И внезапно обособившийся Азербайджан времен Гейдара Алиева тут совершенно ни при чем.

Ситуация сложилась крайне парадоксальная. Вроде бы Иран и входит в коалицию, воюющую против ИГИЛ, ведь воцарение чересчур радикальных исламистов (даже по иранским меркам) по соседству при редких попытках походить под светское государство не может быть выгодным. Но рядом в этой коалиции присутствуют Путин и Асад, которых радикальные исламисты особо не волнуют – лишь бы недовольных текущим режимом сломить, невзирая на жертвы среди мирного населения. И наиболее активно почему-то бунтуют те регионы, которые граничат с Азербайджаном – бывшей советской республикой, где все еще проживает немало лояльных Москве людей.

Однако бунтующая иранская молодежь расставляет акценты в правильном направлении. Западные фотографы уже наловили немало мгновений, когда вроде бы запуганные и консервативные девушки срывали с себя хиджаб, оставаясь с непокрытой головой – это даже больший протест, чем закусывание коньяка соленым огурцом.

Иранская девушка - символ протестов в Иране - фото 101567

Иранская девушка, которая стала символом протестов в Иране / EPA/UPG

Этнические иранцы, осевшие в цивилизованном мире, советуют желающим осознать разницу в философиях посмотреть Not Without My Daughter с Альфредом Молиной в роли чересчур ортодоксального иранского доктора, мужа и отца. После просмотра им даже не нужно акцентировать внимание на том, как цивилизованному человеку не стоит вести себя в цивилизованном мире. На том, что где-то в Европе женщина не является собственностью мужчины. В конце концов, на том, что равенство – это данность, к чему в Европе, в общем-то, привыкли.

Not Without My Daughter – трейлер фильма

Вот именно потому Запад привык реагировать на некоторые вещи чересчур спокойно. Черт с ним, с диктатором, если его спецслужбы держат под контролем условную «красную кнопку». Черт с ними, с нарушениями прав человека, если управляемые сумасшедшими фанатиками самолеты не полетят туда, куда лететь не должны. И именно потому Иран преспокойно шантажирует США и иже с ними – у страха, как известно, глаза велики. Да-да, после нас хоть потоп.

И непонятно даже, кому выгодны нынешние иранские волнения. Ведь сорок лет назад почти все предполагали, что протесты закончатся так же быстро, как и начались. А на выходе мы получили исламскую диктатуру с убийствами всех, кто хотя бы самую малость был не согласен с мнением великого аятоллы (вспомните хотя бы реакцию на «Сатанинские стихи» Салмана Рушди).

Потому-то даже не стоит пытаться предсказывать дальнейшее развитие событий в Иране. Ведь независимо от персоны победителя гайки все равно будут закручены. Можно пугать Вашингтон грядущей ядерной угрозой. Можно пугать Москву потенциальным согласием с Вашингтоном. Но предсказывать хитрые ходы восточных политиков – дело все же гиблое. И не факт, что в этом противостоянии победит тот, кто может обеспечить себе численное большинство среди населения.

В общем, разберутся они как-то без нас. И хорошо.

Виталий Могилевский, Без Табу

Без Табу
Публикации