Безъядерная зона: Как и почему Корея сделала большой шаг к объединению

11:50, 02 мая
История вершится на наших глазах - фото 1
История вершится на наших глазах / Getty Images

Обозреватель Без Табу рассказывает, что происходит на Корейском полуострове, и объясняет, почему объединение двух государств – удар по России.

Любой диктатуре, даже самой жестокой и долгоиграющей, рано или поздно приходит конец. Случается это по-разному. Либо слабое государство поглощает более могущественный сосед, либо империя разваливается на множество мелких частей под давлением кризиса и собственных долгов. А бывает и так, что на место карикатурного тирана, ослепленного собственной важностью, приходит человек не то чтобы лучший, но способный сложить два и два. Или понять, что складывать уже нечего.

Ким Чен Ын изначально не казался похожим на своих деда и отца. Нет, он исправно напоминал своим подданным, что КНДР далека от любого подобия демократии, и мог даже показательно казнить неугодного высокопоставленного родственника. Но в целом вел себя как человек, оказавшийся на распутье. Генеральный спонсор воплощения в жизнь идей чучхе в лице России после тучных лет задышал на ладан, ядерные испытания в последнее время не давали ожидаемых результатов, а Америка впервые со времен Рейгана начала всерьез грозить Северной Корее активными боевыми действиями.

Внук Ким Ир Сена в сложившейся ситуации избрал единственный логичный, но в то же время наименее ожидаемый алгоритм дальнейших действий. Пункт первый – сделать шаг к примирению с южными соседями. Пункт второй – продемонстрировать Вашингтону желание слушать и повиноваться в любом случае. Пункт третий – перестать относиться к собственной ядерной программе как к священной корове. Где-то тут должен был затесаться и отказ от масштабного сотрудничества с Россией, но сжигать все мосты пока рановато. Особенно сейчас, когда немало северокорейской рабочей силы задействовано в подготовке к чемпионату мира по футболу.

Собственно говоря, все пункты плана уже так или иначе выполнены. Особенно пафосно получилось с первым: пресса по всему миру давно не получала возможности запечатлеть действительно уникальное событие. Ирония насчет «маленького шажка для человека и большого шага для человечества» отчасти уместна. Но главное – не забыть, что именно Пхеньян первым пошел на сближение с Сеулом, а не наоборот. И совместная прогулка Ким Чен Ына и Мун Чжэ Ина по демилитаризованной зоне вкупе с последующими мероприятиями стали действительно важными вехами истории полуострова. Ведь в предыдущие 65 лет о настолько близком диалоге и речи идти не могло.

Отдельно стоило бы отметить Дональда Трампа и его окружение, непосредственно влияющего на международную политику США. Едва ли не с первого дня пребывания в Белом доме действующий президент вел себя как взбалмошный старик, готовый в любой момент даже без особого повода достать «ядерный чемоданчик» и нажать на злополучную кнопку. Однако стоило лишь Пхеньяну зашевелиться, как Трамп внезапно продемонстрировал готовность к мирному диалогу. Если все прежние угрозы были попыткой «взять на испуг», то все сложилось сверхудачно.

Что будет дальше? Америка хочет, чтобы КНДР полностью избавилась от ядерного оружия. Кое-как построенные наспех ракеты до Штатов, конечно, не долетят, но соседям по Азии навредить могут. Минус одна головная боль сравнительно недалеко от вечно конфликтующих Индии и Пакистана – плюс для позиций республиканцев на президентских выборах-2020 независимо от персоны кандидата. Электорат ведь любит, когда проблемы решаются мирным путем.

Северная Корея, в свою очередь, требует гарантий неразмещения американских ракет на территории Южной Кореи и Японии параллельно с подписанием мирного договора как формального завершения Корейской войны. И знаете, Ким Чен Ына при желании можно легко понять. Если вынести за скобки все неосязаемые нюансы, получится, что именно наличие ядерного оружия было единственной причиной не нападать на КНДР. Это сейчас США с союзниками вроде как настроены на разрядку. Но что будет, если через несколько лет в Сеуле резко поменяется власть, миролюбие испарится, а Пхеньян останется без единственного козыря, который даже в нездравом уме в ход пускают лишь на крайний случай? Будет как минимум горячо и неспокойно. А «маленькая победоносная войнушка» сейчас никому решительно не нужна.

То, что происходит сейчас – не более чем присказка. Сказка начнется в июне, когда американский президент и северокорейский правитель побеседуют лично и определятся с приоритетами. Демилитаризованная зона Пхамунджом может войти в историю где-то параллельно с Дейтоном и Кемп-Дэвидом. Причем как в хорошем смысле, так и в плохом, ведь ни мир между Египтом и Израилем, ни соглашения по Югославии к окончательным решениям проблем так и не привели. Посмотрим, как будет в этот раз.

Один факт уже можно констатировать со стопроцентной уверенностью: Ким Чен Ын изъявил готовность допустить американских инспекторов на северокорейские военные объекты. В Москве уже наверняка готовят заявления о том, что диктатор из него в отличие от предков вышел плохой и негодный. Но если все эти поползновения приведут к долгожданному объединению Кореи, то прислушиваться к кремлевским болтунам будет разве что группа поддержки во главе с несколькими непризнанными государствами. Не было еще такого, чтобы мир доставался слишком большой ценой.

Так что всему свое время.

Виталий Могилевский, Без Табу

Без Табу
Другое на тему
Предложение партнеров
Комментарии
Публикации