Антология бессилия. Теракты в Брюсселе как напоминание о беспомощности

10:30, 22 марта
2
In Memoriam - фото 1
In Memoriam / Getty Images

Ровно год назад в аэропорту Брюсселя серия взрывов забрала жизни более 30 человек. Пострадавших от терактов было в 10 раз больше. Какие выводы сделаны из трагедии и есть ли способ предотвратить подобное.

Принято считать, что принцип «пока гром не грянет, мужик не перекрестится» работает идеально в тех случаях, когда нужно улучшать безопасность людей и объектов инфраструктуры после того или иного происшествия. И в самом деле, после авиакатастрофы над Локерби, которая приключилась без малого тридцать лет назад и стала следствием теракта, список важнейших правил мировой гражданской авиации пополнился весьма значимым пунктом. С тех пор ни один рейс не поднимается в небо без пассажира, который свое место в отличие от собственного багажа еще не занял. Нельзя сказать, что за эти годы не взорвался ни один самолет, но одну из многочисленных лазеек для террористов прикрыть вроде удалось.

Есть, однако, виды терроризма, с которыми современные силовые структуры бороться в обозримом будущем, похоже, не научатся. Можно иметь базу данных, содержащую информацию обо всех гражданах той или иной страны. Можно максимально тщательно контролировать въезжающих и выезжающих в течение определенного периода времени. Но даже если всюду натыкать камеры видеонаблюдения, предсказать тот самый «человеческий фактор» невозможно. Для удачного предсказания в одной точке должно сойтись немало незначительных вроде бы мелочей. Чисто и красиво подобные вещи могут выглядеть лишь на экране.

22 марта 2016 года в Брюсселе случилось то, что еще долго будет служить красноречивым напоминанием об этой беспомощности. В эпоху высоких технологий, когда вроде как всё можно предвидеть и предотвратить, несущие смерть покусились на «святая святых» – один из важнейших городов Европы, где подобных проблем возникать не должно по умолчанию. И покусились, увы, успешно. Дело даже не в том, что брюссельский аэропорт местами пришлось подвергнуть капитальному ремонту. И не в трех с лишним сотнях пострадавших от серии взрывов, как цинично это ни прозвучит. Террористам пускай и не без труда, но удалось вселить страх в души тех миллионов людей, которые могли оказаться на месте жертв.

Любители теорий заговора в таких случаях любят подмечать, что спецслужбы знали если и не всё, то уж точно кое-что важное. Парадокс, но в истории с брюссельскими терактами так оно и было. Еще в ноябре 2015 года после атаки сторонников ИГИЛ на Париж премьер-министр Бельгии Шарль Мишель настоял едва ли не на объявлении чрезвычайного положения. Это в фольклорных байках французы с бельгийцами традиционно не ладят, а в реальности представители силовых структур двух государств весьма оперативно обменялись информацией. Было ясно, откуда растут уши парижских взрывов, и жителей Брюсселя не зря оповестили об угрозе крупного теракта. Но на поиски конкретных личностей, причастным к жестоким преступлениям, ушло четыре месяца.

Дальше случилось то, чего могли ожидать лишь пессимисты да специалисты, съевшие на борьбе с мировым терроризмом не одну собаку. По большому счету, события 22 марта в столице Бельгии были своеобразным актом отмщения: накануне был задержан Салех Абдеслам, предполагаемый организатор ноябрьских взрывов в Париже. Спецслужбы наверняка предполагали, что последующие за арестом события будут развиваться по принципу домино, но уж точно не ожидали такой стремительной реакции. А ведь ничто не страшит так сильно, как внезапность. Да и жертв, откровенно говоря, могло быть значительно больше, если бы с паникой в городской черте не удалось бы справиться в сжатые сроки, а в аэропорту сработали бы не два, а все три заложенных взрывных устройства.

Кому-то конец этой драмы может показаться вполне счастливым – преступники обезврежены, меры безопасности усилены, проблема предана огласке. Но это не более чем взгляд сквозь розовые очки. Во-первых, изловить удалось далеко не всех. Даже та толика информации, которая стала известна широкой общественности, наталкивает на мысли о развитой террористической сети, которую ИГИЛ плетет в Старом Свете последние несколько лет. Понятно, что тянущаяся давным-давно ниточка рано или поздно приведет на Восток, но сейчас до окончания пути еще далеко. И вычислять потенциальных террористов среди сотен тысяч беженцев никто пока еще толком не научился.

Во-вторых, никакое усиление бдительности не помогло предотвратить случившийся через несколько месяцев после брюссельского кровавый теракт в Ницце. Даже «истории болезни» тут не то что похожи, а в некоторой степени взаимосвязаны: нужные люди знали, что должно случиться, но не знали, где, когда и в каком виде это произойдет. Здесь количество потенциальных жертв удалось уменьшить даже не за счет вмешательства силовиков, а благодаря неравнодушным гражданам, прихватившим с собой на вечерний променад вполне легальное огнестрельное оружие.

Тем не менее - миллионы людей уже не первую неделю сидят словно на иголках и задумываются о том, что давно что-то никто ничего не взрывал и не влетал в толпу на грузовике. Первобытный страх за собственную жизнь в чисто виде.

В-третьих, обсуждать проблему можно долго и нудно, но кому-то ведь и решать ее нужно. Когда-то и оспа, например, была вселенской бедой, но ровно до тех пор, пока хороший человек по имени Эдвард Дженнер не разработал первую в мире вакцину. Однако от такой заразы, как международный терроризм, подходящее лекарство отыскать не так-то просто. Никому этого сделать пока не удалось. Разве что Северной Корее, но там функции террористов взяло на себя само государство. И не факт, что этот путь стремятся повторить другие страны (кроме России, разумеется).

Так что, Бог в помощь. Или Аллах, это уже кому как. А то самим не плошать, увы, не удается.

Виталий Могилевский, Без Табу

Без Табу
2
Публикации