Губит людей не пиво. Как из-за халатности украинских синоптиков страдают все

12:50, 08 августа
5
Затока. Воскресенье - фото 1
Затока. Воскресенье / Валерия Котляренко via Facebook

Это страшно осознавать, об этом страшно говорить вслух, но всё же придётся: Украина совершенно не готова к катастрофам, итогом которых могут стать оборванные человеческие жизни. Ни к природным, ни к техногенным.

Об этом приходится вспоминать после каждого мало-мальски значимого происшествия, даже если оно в худшем случае заканчивается относительно лёгким испугом.

Воскресенье подарило сразу два информационных повода из этой серии – шутейное вроде бы землетрясение, которое на деле серьёзно всполошило левобережные регионы, и буйство водной стихии в Одессе и окрестностях, наделавшее немало бед включительно с человеческими жертвами.

Если первая история закончилась типичным "посмеялись и забыли" – в связи с тектоническими особенностями напуганных толчками городов и районов разрушительное землетрясение всё же было маловероятным, то об испорченном фестивале в Затоке и бедняге, которого убило ударом молнии, говорить будут ещё долго. А всё потому, что трагедия случилась по вине тех, кто вполне мог её определённым образом предотвратить.

Когда коммунальщики после очередного внушительного снегопада начинают жаловаться на то, что непогода застала их врасплох, обычно хочется язвительно ухмыльнуться в ответ. Как же, снег в январе их удивил, видите ли! Однако временами действительно случается так, что метеорологи дают маху. Ну, не привыкли отечественные специалисты к резким переменам погоды, не требовали от них оперативности в подобных ситуациях, что поделать! И зря не требовали, надо сказать. В качестве показательных примеров подобных промашек стоит вспомнить две каноничных истории из жизни тогда ещё Днепропетровска.

28 июля 1977 года. На дворе четверг, рабочий люд в столовых вынужденно давится рыбой и не подозревает, что под конец дня большая часть города превратится в один сплошной водоём – не такой глубокий, как тот, в котором выловили поданную на обед сельдь, но всё же опасный. Гидрометцентр ни о чём подобном не предупреждал. Обещали пасмурное небо, но не более того – чай, не Ленинград. Тем удивительнее был дождь, который полился словно из ведра и не прекращался пару часов.

Самое интересное, впрочем, началось тогда, когда ливень прекратился. Все до единого районы города, расположенные в низине, оказались затопленными где-то по колено, а где-то едва ли не по пояс. Вода продолжала прибывать, стекая к реке стремительными потоками с улиц и проспектов, расположенных несколько выше над уровнем моря.

Какой-либо информации о количестве жертв найти не удастся при всём желании: Днепропетровск в ту пору был городом закрытым, и лишний раз выносить сор из избы никто не собирался. Однако вполне реальные истории о доведённых стихией до профнепригодности автомобилях, десятисантиметровом слое ила и грязи на центральной площади, который не очень-то спешили убирать, и телефонных будках, при прикосновении к которым можно было получить недурственный удар током, в памяти сохранились до сих пор. Всё-таки живых очевидцев июльского наводнения ещё хватает, пускай даже самым молодым из них уже за сорок.

22 января 2010 года. Ночь с четверга на пятницу была типичной для зимы последних лет – температура около нуля, прохладный, но в какой-то степени ласковый ветерок и почти ни единого облачка в небе. Прогнозы погоды не предвещали каких-либо аномалий. Однако утром едва отошедшие ото сна горожане узрели совершенно неподъёмный для коммунальных служб слой снега, покрывший дороги, тротуары и всё-всё-всё. Невозможно было не то что проехать, а даже пройти пару десятков метров, не прилагая сверхъестественных усилий. Если при нормальных погодных условиях доехать троллейбусом, скажем, от улицы Каверина до проспекта Гагарина можно было за полчаса, то теперь и часа хватало с трудом, не говоря уже про пятьдесят минут

Масла в огонь подливал тот факт, что абсолютно во всех высших учебных заведениях города был запланирован государственный экзамен по украинскому языку. Экзамен сей был обязательным и без права пересдачи, а в некоторых университетах и академиях педагоги честно предупреждали студентов о том, что в 9:00 двери аудиторий будут закрыты, и опоздавшим останется лишь отправиться в деканат за документами. Но вышло так, что практически все преподаватели, живущие от места работы дальше, чем в четырёх-пяти кварталах, сами не сумели добраться на работу к девяти. В итоге экзамен, казавшийся идеальным поводом для отсева особенно нерадивых учащихся, к счастью самих учащихся превратился в трагифарс – хоть кому-то испортившаяся погода сыграла на руку.

Что объединяет эти две истории, помимо места действия? Да как минимум отсутствие заслуженного наказания косвенным виновникам торжества. Конечно, если бы синоптики хоть в одном из двух случаев отработали как следует, то сейчас нечего было бы вспоминать. Но воспоминания эти приходится отодвигать на второй план, когда приходит осознание страшного факта: Украина совершенно не готова к катастрофам, итогом которых могут стать оборванные человеческие жизни. Ни к техногенным, ни особенно к природным.

Думаете, что-то с тех пор изменилось? Конечно же, нет.

Виталий Могилевский, Без Табу

Без Табу
5
Другое на тему
Комментарии
Публикации